Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Верхний пост

Когда меня добавляют в друзья, мне НЕ приходит никаких уведомлений. Я могу ничего об этом не знать и никак не реагировать.
Подзамочных постов у меня нет, комментировать можно всем, так что никого это не ущемляет. Если для кого-то важно, чтобы я об этом знала, можно написать в личку.

Я добавляю в ленту тех, кто меня заинтересовал и кого я намерена читать несмотря на их ко мне отношение, и тех, кто пишет интересные комментарии. Журналы из первой группы по выяснении вопроса могут удаляться, а могут оставаться в ленте, я читаю не всех и не каждый день. Если вы у меня в друзьях и написали пост, не факт, что я его прочитаю в тот же самый день и даже не факт, что я его прочитаю вообще. Если вам важно мое мнение или мое мнение именно сейчас, пишите в личку.

Вы с маленькой буквы. Я считаю, что мы здесь не ведем переписку, а разговариваем, а при передаче разговорной речи Вы не пишется.

Вот и всё. Всегда добро пожаловать.

Военное обновление

Бельгийское наследие

Для меня было неожиданностью, что Валентин Асмус связан с Донбассом, и не просто с Донбассом, а с возрождаемым ныне украинцами бельгийским наследием – отец Асмуса работал приказчиком на бельгийском заводе в Константиновке, между Славянском и Горловкой.

О том, как на Украине ценят бельгийское наследие, уничтожая русское, писала Елена Заславская в статье «Нашествие террафоксов или как спасти бельгийское наследие Лисичанска».
http://oduvan.org/chtivo/stati/nashestvie-terrafoksov-ili-kak-spasti-belgiyskoe-nasledie-lisichanska/

Таковы будни порубежья. С одной стороны на наши донбасские городки движутся террафоксы, а с другой вырастает призрак Профессора Асмуса.

Нашествие террафоксов или как спасти бельгийское наследие Лисичанска

Елена Заславская

В социальной сети Фейсбук реклама устроена таким образом, что показывает пользователям рекламу в зависимости от их интересов, которые пользователи выражают с помощью лайков и просмотров. Все чаще и чаще при просмотре ленты новостей в этой социальной сети мне стала попадаться на глаза реклама фестиваля в Лисичанске, который организовывает украинский писатель Сергей Жадан. Роботы Фейсбука верно рассчитали, что и культура, и мой родной город Лисичанск не оставят меня равнодушной и я пойду по ссылке чтобы узнать больше про «Террафокс-фест».

Итак, «Террафокс-фест», о котором так назойливо говорила реклама, запланирован на 7 августа. Название «террафокс» отсылает нас к книге Сергея Каленюка и Николая Ломако «Террафоксы и другие лисичане» (вышла в 2010 году небольшим тиражом 200 экз.). В книга говорится, что террафоксами археологи называли племена первыми заселившие лисичанские кручи. Племена эти также называли катакобниками.

Первооткрывателем катакомбной культуры является русский советский археолог Василий Алексеевич Городцов. Именно он в 1901-1903 годах в процессе исследования курганных древностей Северского Донца обратил внимание на погребения в катакомбах – специфическое погребальное сооружение, состоящее из вертикального колодца (входной ямы), дромоса (проход в виде коридора) и погребальной камеры (место погребения). Теперь, когда нам понятно происхождение названия фестиваля, вернемся к сути.

Как сообщается в рекламной статье, планируется, что на фестивале выступят группы из Киева, Харькова и других городов Украины. А одним из хедлайнеров фестиваля будет писатель Сергей Жадан с группой «Собаки в Космосе». Также среди групп, которые выступят, – коллектив переселенцев «Тимчасова назва». Группа исполняет песни на стихи Жадана. Мероприятие будет бесплатным, его могут посетить все желающие. Но! И тут мы подходим к самому интересному, а именно к разделу, который выделен жирным: «Чому не вистачає грошей»: «Организаторы взялись все делать самостоятельно, причем фестиваль делают бесплатным для посетителей, поэтому даже на продаже билетов не заработать. Но деньги нужны на проезд и проживание участников, обустройство сцены, аппаратуру, другие технические вещи». Сергей Жадан обращается к жителям Лисичанска и вообще всем, кто поддерживает продвижение украинской культуры на востоке и просит поддержать проект и скинуться участникам на проживание!

Есть еще один нюанс, на который я хотела обратить внимание читателей: фестиваль посвящен сохранению исторических и культурных памятников Лисичанска, а именно «бельгийским» уголками города. В частности речь о бывшей больнице работников содового завода (Донсода, Лиссода), которую журналисты уже окрестили «Лисичанский Хогвартс». Больница была построена в 1908 году в стиле нео-готика бельгийским промышленником Эрнестом Сольве, одному из сооснователей содового завода.

Больнице этой, в которой я родилась, посвящена инициатива #подлечибольничку. Как пишут в сообществе: «…В данный момент она разрушается благодаря усилиям Луганской областной администрации (имеется ввиду украинская администрация). Их бесхозяйственность довела до того, что сейчас там нет крыши, а это значит, что здание практически не жилец…».

О Лиссоде хочется сказать отдельно, и не только потому, что там работали мои дедушка, бабушка, отец, но потому что это напрямую касается предмета моего рассказа.

Лисичанский содовый завод – одно из старейших химических предприятий Украины, первый содовый завод Донбасса, просуществовал с 1892 по 2011 годы. В 1887 году бельгийский инженер-технолог Эрнест Сольве и пермский купец Иван Любимов создали акционерное общество «Любимов, Сольве и Ко» для производства соды в России и начали подготовку к строительству содового завода в селе Верхнее Бахмутского уезда Екатеринославской губернии. Сольве на тот момент уже имел два содовых завода во Франции и один на Урале. При строительстве завода Сольве применил новую и передовую технологию в то время производства соды: с применением аммиака.

У крестьян села Верхнего была куплена земля, и с первых дней 1890 года развернулось строительство. В конце апреля 1892 года завод вступил в строй, началось производство кальцинированной соды аммиачным способом. Это была первая сода Донбасса. После революции 1917 года завод был национализирован. С 1923 года он начал носить имя В. И. Ленина. В 1980-е годы осуществлена коренная реконструкция содового производства завода с современным аппаратурным и технологическим оформлением. После провозглашения независимой Украины в 1991 году завод начал испытывать первые финансовые трудности.

В период 1994-1999 годов была осуществлена приватизация завода с преобразованием в акционерное общество открытого типа – ОАО «Лисичанская сода», после чего он переходил из рук в руки дельцов и капиталистов из Украины и России. С 1991 по 2009 годы предприятие работало с перебоями, а с 2010 года перестало функционировать окончательно. 25 октября 2011 года Хозяйственный суд Луганской области признал завод банкротом, начался его демонтаж. По состоянию на 2014 год, предприятие было почти полностью разрушено. Индустриальный центр Донбасса Лисичанск постепенно приходил в упадок.

Еще при Украине я состояла в Литературной группировке СТАН, из которой вышла в 2014-м году, когда ее руководители поддержали Майдан, а я встала на строну Донбасса. Благодаря своему пребыванию в этой организации некоторые культурные проекты, проводимые СТАНом в довоенный период, я знаю изнутри. Так в 2012-м году СТАН проводил целый ряд мероприятий под девизом «Индустриализация закончена – время делать культуру». Миссия организации тогда декларировалась так: от индустриализации – к культуре, через культуру – к демократии, благодаря культуре – к решению социальных проблем общества. В общественное сознание внедрялась мысль, что социальные проблемы общества могут быть решены путем культурных мероприятий без каких-либо серьезных изменений в экономике и политике. Современные украинские арт-деятели работают в той же парадигме: пытаются создать промышленному городу имидж наследника бельгийской культуры среди донбасских степей. При этом они собирают деньги на фестиваль, оплачивают рекламу мероприятия в Фейсбуке, хотя элементарная продажа билетов в Лисичанске показала бы насколько эти попытки востребованы и интересны жителям военного города.

Очевидно, что если бы завод, полностью уничтоженный при Украине, работал, то созданная вокруг завода инфраструктура могла бы послужить базой и для культуры, которая родилась бы в самом городе. Ведь культура только тогда жива и плодотворна, когда она отражает ценности, настроения, чаяния ее носителей, а не завозится извне околокультурными персонажами, жаждущими поймать хайп на войне и бедствиях нашего края, превратив реальных лисичанцев с их реальными трудностями и проблемами в давно исчезнувших террафоксов.
http://oduvan.org/chtivo/stati/nashestvie-terrafoksov-ili-kak-spasti-belgiyskoe-nasledie-lisichanska/

Амели и Дживс

Амели Пулен с Монмартра, как и непревзойденный Дживс, - мастера интриги, гении точечного воздействия на ситуацию, способные мгновенно нащупать точку бифуркации и лёгким касание направить сложную систему по нужному пути.

Амели изучает отдельного человека и воздействует на него, а у Дживса на руках целая компания молодых аристократов обоего пола и их тетушек, так что здесь надо учитывать взаимовлияния. Но принцип у обоих один и тот же - вовремя сказанная фраза, вовремя сделанный жест приводят к кардинальные решениям и запускают целую цепь событий.

Давно мне пришло в голову, что это довольно узкое поле деятельности для обоих, и каждый мог бы развернуться, так сказать, в промышленных масштабах. Работать такому человеку официанткой или дворецкий - все равно что забивать гвозди микроскопом. Их место на должности хотя бы директора школы - вот это было бы дело!

Если бы не УМКД, конечно.

Луганск в период немецко-украинской оккупации

Тимур Хакимов

В тот же день (вернее ночь с 28 на 29 апреля 1918 года), когда немцы захватили Луганск, они прогнали Раду как недостаточно сильное правительство и назначили правителем Украины (гетманом) своего ставленника – царского генерала Павла Петровича Скоропадского.

Геннадий Станиславович Довнар, луганский писатель, в книге «Луганцы» так описывает то, что происходило в этот день в нашем городе: «Ревя и чихая моторами, по Петербургской и Казанской улицам потянулись грузовики с прицепленными к ним длинноствольными пушками… За ними урчали броневики с пулеметными башнями… в город вступали полки 91-й кайзеровской дивизии… генерала Эйхгорна… солдаты в однорогих и двурогих касках… жизнерадостные, гогочущие… через некоторое время гайдамаки-пластуны Скоропадского в серых жупанах и солдатских папахах с пришитыми к отворотам красными шлыками. А за ними – пехотные части Украинской варты в синих жупанах и смушковых шапках с черными шлыками.».

Были назначены 2 коменданта – немецкий и украинский, приказано в течение 48 часов сдать все оружие и явиться на регистрацию всем комиссарам и коммунистам. За невыполнение – военно-полевой суд. Позже из Киева было привезено распоряжение о закрытии Патронного завода и разделе всего имущества на 5 частей, из которых 3 передать немцам – плата за «освобождение» от России.

Украина была превращена в германскую колонию. Сохранились тексты телеграмм Председателя совета министров Центральной рады германскому канцлеру, а также правительству Австро-Венгрии «с благодарностью за оккупацию Украины»: «…мы констатируем тот приятный факт, что соединенными силами германских, австро-венгерских и украинских частей в стране нашей установлен порядок и спокойствие».

В Луганске была восстановлена городская управа, создана полиция – «варта» с германскими агентами, появился повитовый староста.

«Право частной собственности как основа культуры и цивилизации восстанавливается в полном объеме» – таков был главный пункт программы Скоропадского. У крестьян отбирали землю, скот, инвентарь, национализированные Советской властью. Хлеб, скот, сахар, сырье вывозились в Германию в огромных количествах.

Журнал «Известия Союза промышленности, торговли, финансов и сельского хозяйства Украины» 4 августа 1918 г. сообщал:

«Завод Гартмана стоит. Рабочих на заводе было 6100 человек. Из них оставлено заводоуправлением всего 160. Остальным в настоящее время объявлен расчет. За время остановки завод платить не предполагает. Когда можно будет пустить завод – неизвестно, так как средств никаких нет».

Был закрыт завод ДЮМО в Алчевске.

В Кадиевке рабочий день горнякам был удлинен, жалованье не платили по 2-3 месяца подряд.

В Крындачевке (Красный Луч) все рудники, за исключением двух, были закрыты.

http://oduvan.org/nashi-proekty/donbass-v-ogne/lugansk-v-period-nemetsko-ukrainskoy-okkupatsii/

Луганские записки. Завод

Заовд ОР (Октябрьской Революции) работает на полную мощность. Из нескольких тысяч рабочих рассчитались около трехсот, остальные все вышли на работу. Завод работает в основном в ночную смену - когда по городу отключают свет, всю мощность дают на завод. Люди ездят на работу из Станицы и других оккупированных территорий. Едут через два блокпоста - нациков и наш. Мало того что там мародерство и бомбежки, еще и грозятся не пускать людей в Луганск.
Всё висит на волоске, но пока живем.