Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Верхний пост

Когда меня добавляют в друзья, мне НЕ приходит никаких уведомлений. Я могу ничего об этом не знать и никак не реагировать.
Подзамочных постов у меня нет, комментировать можно всем, так что никого это не ущемляет. Если для кого-то важно, чтобы я об этом знала, можно написать в личку.

Я добавляю в ленту тех, кто меня заинтересовал и кого я намерена читать несмотря на их ко мне отношение, и тех, кто пишет интересные комментарии. Журналы из первой группы по выяснении вопроса могут удаляться, а могут оставаться в ленте, я читаю не всех и не каждый день. Если вы у меня в друзьях и написали пост, не факт, что я его прочитаю в тот же самый день и даже не факт, что я его прочитаю вообще. Если вам важно мое мнение или мое мнение именно сейчас, пишите в личку.

Вы с маленькой буквы. Я считаю, что мы здесь не ведем переписку, а разговариваем, а при передаче разговорной речи Вы не пишется.

Вот и всё. Всегда добро пожаловать.

Военное обновление

Топос Дома

Важный для меня текст о романе М. Петросян "Дом, в котором...". Я прочитала этот роман в военное лето 2014 года, и с тех пор регулярно к нему возвращаюсь. Некоторые очевидные мысли по поводу изложены в рецензии, опубликованной в журнале "Топос":
https://www.topos.ru/article/laboratoriya-slova/paradoks-samoopisaniya-v-romane-mariam-petrosyan-dom-v-kotorom

Легитимизация насилия против русских Украины: стратегия и тактика

В Донецке опубликован важный текст Нины Ищенко и Надежды Пахмутовой о стратегиях легитимации насилия против русских Украины в публичном пространстве.

Статья посвящена анализу одной из реализуемых на современной Украине стратегий легитимация насилия против русских Украины: использование женского вопроса для навязывания требуемых ролевых моделей поведения в целях антирусской пропаганды. Проанализирован флешмоб #янебоюсьсказать, проведенный в кириллическом секторе Интернета в 2016 году Анастасией Мельниченко. Рассмотрены пять ролевых моделей, которые навязываются женской русскоязычной аудитории флешмоба как на Украине, так и в России. Показана роль этих моделей в разрушении русской культурной идентичности на Украине и в стигматизации русских Украины.

На момент реализации проекта Мельниченко возглавляла добровольческую организацию, которая занималась психологической адаптацией так называемых «бойцов АТО», то есть военнослужащих ВСУ и добровольческих радикальных формирований, участников карательных операций на территории Донбасса. Программы поддержки и социально-психологической адаптации украинских военнослужащих активны на октябрь 2019 года. К ним прибавился также проект подготовки управленческих кадров из «ветеранов АТО». Сейчас она продолжает работу в информационном пространстве, адаптируя западные модели поведения для украинской аудитории.

Статью Ищенко Н. С., Пахмутовой Н. Ю. Легитимация насилия против русских Украины в рамках флешмоба #янебоюсьсказать можно прочитать по ссылке:
http://oduvan.org/wp-content/uploads/Ishhenko-N.-S.-Pahmutova-N.-YU.-Legitimatsiya-nasiliya-protiv-russkih-Ukrainyi-v-ramkah-fleshmoba-yaneboyusskazat.pdf

Нина Ищенко: «Опыт блокадного Луганска – это прикосновение к основаниям русской культуры»


Андрей ЧЕРНОВ

Не так давно в Луганске увидела свет книга «Город на передовой. Луганск-2014». Её автор – известный в ЛНР культуролог, кандидат философских наук, член Союза писателей ЛНР Нина Ищенко. В книге обобщены её дневниковые записи периода лета-осени 2014 года, памятных многим жителям ЛНР по-настоящему горячими боями, зверствами украинских добробатов, блокадой населенных пунктов. О смыслах этой книги, чуде общности переживших войну луганчан, важности сохранения народной памяти порталу «Луганск 1» рассказывает в интервью Нина Ищенко.

– Нина Сергеевна, расскажите о том, как возникла книга «Город на передовой. Луганск-2014»?

− Книга возникла как попытка осмысления собственного опыта, пережитого в горячей фазе войны, в 2014 году. В то первое военное лето я не уезжала из ЛНР. До середины лета мы с семьей оставались в Луганске. Когда 15 июля 2014 года в соседний дом попала мина 82 калибра, мы уехали в Зимогорье, городок недалеко от Луганска, на нашей стороне. В сентябре, сразу после объявления перемирия, мы вернулись обратно. Осенью я начала писать заметки о своей жизни в Луганске, которые публиковала в блоге с меткой «Луганские записки». Они предназначались для моих друзей в сети, у которых не было со мной другой связи, кроме этих записок. Телефоны не работали, света и интернета не было. Когда мне удавалось попасть в интернет-кафе, я старалась написать как можно больше, чтобы дать представление о том, что происходит в городе. Сейчас, через шесть лет после той военной осени, я публикую эти записи в виде отдельной книги.

Collapse )


http://lugansk1.info/102727-nina-ishhenko-opyt-blokadnogo-luganska-eto-prikosnovenie-k-osnovaniyam-russkoj-kultury/

Писатель Нина Ищенко: "Книга "Город на передовой" написана с надеждой сохранить пережитое военным ле

Фотографии 2014 года на сайте

Об истории и цели создания книги воспоминаний "Город на передовой. Луганск-2014", презентация которой состоялась 22 октября, ЛИЦ рассказывает ее автор, член Союза писателей (СП) ЛНР, кандидат философских наук, культуролог Нина Ищенко.

РОЖДЕНИЕ ЗАМЫСЛА

Эта книга возникла на основе дневниковых записей, которые я делала осенью 2014 года. Мысль оформить воспоминания того времени в виде книги посещала меня не раз, но, видимо, нужно было время, чтобы разрозненные записки оформились в некоторое литературное целое.

В этом году я воплотила свой замысел в жизнь, постаралась поместить события первого военного года в исторический контекст. Тогда я не знала, что будет завтра, к чему приведет происходящее. Сейчас, когда мы живем в Республике, определены отношения с Украиной и Россией, возникло общее видение ситуации. Этот взгляд на события, с предысторией и перспективой, и отражен в книге.Collapse )

Уничтожение индейцев прерий

Книга Ди Брауна «Схороните мое сердце у Вундед-Ни» написана в середине ХХ века. Ее тема – борьба индейцев прерий за выживание против американского правительства. В течение тридцати лет, 1860 – 90 гг., эта борьба была начата и проиграна. Последним событием этой войны стала бойня на ручье Вундед-Ни, в которой были уничтожены индейцы сиу.

Книга написана с использованием договоров, протоколов и статей, в которых звучит голос самих индейцев. Автор показывает развитие событий по одному сценарию, который проигрывается снова и снова с разными индейскими народами: заключается торжественный договор, в котором определяются границы; белым что-то понадобилось на индейской территории – золото, земля, место для железной дороги; индейцам предлагается продать свои земли, а потом уйти со своих земель куда угодно живыми; высылается армия США, которая уничтожает индейцев полностью, со старыми и малыми.

В книге описаны многочисленные картины геноцида. Например, американские военные запирают 150 человек шайенов в казарме, рассчитанной на 70 человек, запирают с женщинами и детьми, и пять дней не дают ни еды, ни воды. После этого открывают дверь и предлагают выйти хотя бы женщинам и детям. Когда индейцы отказываются, их запирают снова. Такие эпизоды – на каждой странице.

Очень хорошо показано, что никакая юридическая правота индейцам помочь не может, никакое решение американского суда в их пользу не исполняется. Немало внимания уделено работе тогдашних СМИ. Газеты того времени в зародышевом состоянии по сравнению с тем, что есть сейчас, но ясно видно, что это зародыш того самого монстра, с которым боремся и мы. Также показана система, обеспечивающая быстрое и решительное разрушение карьеры любого чиновника или военного, любого ранга, который хоть пальцем пошевелил в пользу индейцев, хоть как-то попытался помочь, а еще не дай Бог у него получилось.

Предсказуем исход борьбы с американцами, в которой индейцы получали продукты и оружие от тех же американцев, или воевали с луками против ружей. Намеренное уничтожение бизонов прерий американским правительством было произведено, чтобы индейцы вымерли с голоду – это озвучивалось и не скрывалось.

Легко представить, как люди с такой историей и национальным характером могу воспринимать огромную Россию, которую населяют десятки народов. И помня, что за десять лет меняется все, а за сто не меняется ничего, легко понять их поведение сейчас: вижу цель, не вижу препятствий, иду по головам.

Китай понятный

Корейский роман XVII века «Сон в Нефритовом павильоне» принадлежит перу (или кисти) неизвестного автора. Действие происходит в легендарном мифологизированном Китае, который можно описать словами Михаила Успенского (описывающего совсем другую страну): «Молодые у нас все как один добрые, а девицы – красные, мужи – доблестные, жены – верные, старцы – премудрые, старушки – сердобольные, дали – неоглядные, леса – непроходимые, дороги – прямоезжие, города – неприступные, нивы – хлебородные, реки – плавные, озера – бездонные, моря – синие, рыбки – золотые, силы – могучие, брови – соболиные, шеи – лебединые, птицы – вольные, звери – хищные, кони – быстрые, бунтари – пламенные, жеребцы – племенные, зерна – семенные, власти – временные, дела – правые, доходы – левые, уста – сахарные, глаза – зоркие, волки – сытые, овцы – целые…»
В этом волшебном Китае и оказываются захмелевшие небожители, которые после веселой и изысканной пирушки заснули в Нефритовом тереме на Луне. В согласии с универсальным мироощущением китайско-индийского культурного региона, которое выражается словами «жизнь есть сон» (почему-то испанского автора Кальдерона), небесному князю и небесным девам снится их жизнь на земле. После множества приключений, любовных и политических интриг, детективов и военных действий все небесные красавицы благополучно выходят замуж на небесного князя, и живут дружной семьей, где нет места ревности и зависти. Устроив жизнь второго поколения семейства Ян, автор позволяет небожителям проснуться.
Книга переведена еще до того, как в фильмах и текстах на китайскую тему Троецарствие стали называть Историей трех королевств, князей – лордами, а барышень – мисс. Для тех, кто посмотрел и полюбил «Битву у Красной скалы», есть приятный момент – в романе действует Чжугэ Лян, но уже не как умелый полководец, а как бог войны, который вдохновляет на военные хитрости и подвиги главную героиню Хун, Красную Птицу.
Если сравнивать этот роман с другими известными текстами этого региона, в первую очередь с китайскими, такими как «Сон в Красном тереме», то эта книга гораздо более понятная. Мое впечатление от шедевров китайской классики адекватно передает Елена Хаецкая:
«В результате получился роман, очень динамичный и увлекательный, где все герои действовали, руководствуясь какими-то абсолютно несообразными мотивами.
Например, царевна, услышав признание в любви от военачальника, которого она и сама тайно любила, наутро покончила с собой при свете умирающей луны. Я совершенно не понял, для чего она это сделала. Или молодой принц, услыхав от своего отца решение передать ему корону, пронзил мечом грудь одного из царедворцев. Объяснения вроде: «Я избавил его от печали, которая туманила ему глаза» меня почему-то не устраивали».
«Сон в Нефритовом павильоне» выгодно отличается от признанных шедевров своей доступностью для человека нашей культуры. Стоит этим воспользоваться и получить неподдельное удовольствие.

Оруэлл и Мерецков в Барселоне: анархисты против франкистов

Несколько слов об истории моего отношения к анархизму, два самых ярких источника и трансформация образа, а также интересный факт о студенческой практике в Академии Генштаба сто лет назад.

Анархистов очень любил Оруэлл, и изобразил их в самом выгодном свете в своих записках о войне в Испании, где он участвовал добровольцем. Оруэлл был невероятно знаменит в пору моей юности, когда его позиционировали как пророка, прозревшего ужасы тоталитаризма, которым завершаются революции. Роман Оруэлла «1984» подавался как беспощадная критика сталинского СССР, и предисловие автора, где он пишет, что изображал современную ему Англию 1948 года, отметалось как нерелевантное. В Англии такого не может быть по определению, а вот у нас… Известная история.

Кроме романа «1984» нашему читателю в то время были доступны и очерки Оруэлла о литературе и культуре Англии, а также те самые записки о войне в Испании. Я так впечатлилась этими записками, что и много лет спустя напротив слова «анархисты» у меня в памяти стояла метка «классные ребята».

Незадолго до начала войны с Украиной я прочитала мемуары генерала Мерецкова, который тоже воевал в Испании, и его воспоминания полностью перевернули картину.

Мерецков – яркая личность, из первого выпуска советской уже Академии Генштаба. Поступил в Академию в 1918 году, вместе с Чапаевым. Чапаев с горем пополам отучился один семестр, понял, что это не его, и уехал в действующую армию. А Мерецков остался и доучился. После второго курса их группу направили проходить практику в штаб Первой Конной армии, к Буденному. Мерецков вспоминает, как они по прибытии на место подошли к часовому и сказали, что они к командующему, из Генштаба. Тот оглядел их подозрительно и проворчал:
– Беляки, что ли?

Так вот, Мерецков был в Испании, и помогал налаживать оборону как раз в том районе, который описывал и Оруэлл – Каталония, возле Барселоны. Работу Мерецкова с анархистами лучше всего иллюстрирует такой случай. Мерецков с комиссаром стараются поднять анархистов в атаку. Против них фашисты генерала Франко, которые имеют немецкую помощь и строгую дисциплину, в общем, какая-никакая организация и военная машина. Мерецков с товарищем кричат «Вперед!» и бегут в сторону противника, а анархисты громко аплодируют, восклицают «Браво, храбрецы!» и даже стреляют в воздух, но ни один не встал из окопа. Пока не убрали анархистов с фронта, ничего нельзя было добиться.

Тогда я раз и навсегда определилась в своем отношении к анархистам, а после военных событий 2014 года мое мнение получило еще больше оснований. Я намеренно не касаюсь вопроса об анархистах Махно, которые действовали в том числе в Донбассе сто лет назад, потому что моего отношения к теме это уже не меняет.

Шёлковые знамёна. Часть 3

Шёлковые знамёна. Часть 3

Тимофей Алёшкин

Цикл «Пять тайн Марка Лициния Красса»

Что с ними дальше было?

Сначала немного отступим назад, к началу кампании 53 года. Ород с главной парфянской армией пошёл не навстречу Крассу в Месопотамию, а от Красса, в Армению. Против Красса выступила небольшая армия Сурены и Силлака. Из этой диспозиции довольно понято, что разбить Красса ни Ород, ни Сурена, ни вместе, ни поодиночке не надеялись, а уж разгрома и уничтожения римской армии никто из участников войны даже и представить себе не мог. Ород, наверное, надеялся максимально долго задержать Красса в западных областях царства, а там или замириться, или дождаться каких-то перемен в Риме. Сурена с его сравнительно небольшой, но мобильной армией должен был, наверное, повиснуть на коммуникациях у римлян и максимально осложнять им продвижение, осады городов и вообще любые действия. Красс же при таком раскладе наоборот, конечно, должен был стремиться сначала разгромить полевую армию парфян, а уж потом спокойно идти на юг и брать главные города Месопотамии с греческим населением, не очень симпатизировавшим парфянам и легко сдававших города римлянам, как показала кампания 54. Что Красс и попытался сделать, бросившись на парфян как только узнал о том, что их армия поблизости.

При Каррах случился «чёрный лебедь», римляне впервые встретили хорошо организованную конную степную армию, да ещё со специально подготовленным большим запасом стрел, главным результатом этого к вечеру 9 мая были не столько потери (довольно большие, несколько тысяч человек, погибших с молодым Крассом, включая 1000 лучших галльских конников, и несколько тысяч раненых в остальной армии, но всё-таки для 30-35-тысячной армии не смертельные), сколько потеря и командованием, и, главное, личным составом веры в возможность что-то сделать с врагами, которые превзошли римлян там, где они считали себя на голову выше – в организованности и дисциплине, страх перед необычайным дальнобойным врага оружием и паника, такая сильная, что в следующие два дня солдаты вообще боялись при свете дня выходить против парфян и армия при ночном бегстве из Карр просто рассыпалась.Collapse )
http://oduvan.org/nashi-proekty/gorodu-i-miru/shyolkovyie-znamyona-chast-3/

Шелковые знамена. Часть 1

Тимофей Алешкин. Пять тайн Марка Лициния Красса

Тайна 4. Шёлковые знамёна.

9 мая — чёрный день римского календаря, день разгрома армии Красса при Каррах. Наша четвёртая тайна — военная.

У этой тайны даже есть изображение - на сайте: http://oduvan.org/nashi-proekty/gorodu-i-miru/shelkovyie-znamena-chast-1.

Найдите на картинке «неправильную» деталь, а я к ней вернусь в конце.

Collapse )