Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Categories:

Русский мир отвечает

От редакции: Доклад Арсения Атояна о Русском мире на Украине и Донбассе открыл тридцатый сезон заседаний Философского монтеневского общества Луганска. Аудиоверсия доклада обсуждается в группах и на сайте «Одуванчик». Сегодня редакция публикует печатную версию доклада, которая входит в сборник «Монтень в Луганске», посвященный тридцатилетию работы Философского монтеневского общества.

Арсентий Атоян

Русский человек задним умом крепок,

но задний ум еще не есть задняя мысль.

В.О. Ключевский


Возможно ли, что наши реакции на происходящие постоянно запаздывают? Вот с сентября на Украине закрывают русские школы… И что? Мы хотим мирного исхода, а потому есть смысл защитить то, что до сих пор оставалось на втором плане, а ныне выходит на первый и требует незамедлительной мобилизации сил на противодействие процессам разделения братских народов. А для нас это повод поговорить о праве на самоопределение и восстание против несправедливой власти нынешних киевских национал-сепаратистов. Словом, пришло время писать о том, что французы называют сообразительностью на лестнице.

Занимает ли вас строгость научного анализа ситуации в Донбассе или гложет обличительный зуд ангажированного публициста, а может, и политического писателя, забывшего предупреждение Ролана Барта, что всякая политическая литература (в смысле политического романа в том числе) в сегодняшнем мире является в конечном счете литературой полицейской, – все едино предмет рассмотрения сопротивляется какой-либо одноствольной однозначности. Одни утверждают, что с точки зрения международного права Россия агрессор, ибо она отобрала Крым и оккупировала Донбасс; другие рассуждают, что право на самоопределение в условиях начавшегося распада Украины после нацистского переворота, легитимация народных республик в качестве отдельных, пусть и непризнанных государств, было все же реализована; третьи указывают на то, что после прихода президента Порошенко легальность киевской власти автоматически сводит право на самоопределение вплоть до отделения к сомнительным юридически резонам.

Вообще, ссылки обеих сторон на право, скажем так, несколько от лукавого. Ясно, что обе стороны вынимали из права только то, что говорит в их пользу и легализует амбиции самоутверждения. Однако, есть вещи, (как нам кажется, а мы не крестимся, ибо в конвенциях с потусторонними силами не участвуем), выходящие и выводящие за границы здравого смысла, юридических формул и фигур по умолчанию. Живая диалектика исторических событий всегда превышает средний уровень понимания сторонников и противников заранее принятого априори, будь оно юридическим, логическим, психологическим, конфессиональным или даже нравственным. Наука есть в некотором роде преодоление очевидностей, диалектический метод – преодоление очевидности по преимуществу. Методологически можно положить в основание изучения опыта Донбасса, дабы избегнуть внутренней цензуры, а превращение политической литературы в полицейскую, лишь аспект редукции объективности к субъекту.

Власть олигархии скрывается за фасадом зависимой демократии, существенно урезанной в духе латиноамериканских демократий 50-60-х годов. Застойные явления в экономике и политике активизируют крайне деструктивные силы правого фланга. При помощи СБУ и других структур аппарата власти проводится реорганизация политических движений и партий, деформируются и дискредитируются левые силы, консолидируются крайне правые националистические группировки, рождая известный феномен зависимого фашизма, описанный для Бразилии и Латинской Америки Теотониу Дос Сантосом.

Зависимые рынок, демократия и политикум живут эйфорией ожиданий плодов оранжевых событий. Относительно благоприятная мировая конъюнктура до мирового экономического кризиса конца 2008 года не была использована эффективно. Бесперспективность второго срока В. Ющенко перестроила ряды его сторонников. Десятилетие сползания к перевороту 2014 года было падением не только цифр, но и нравов. Криминал вошел в союз с бизнесом, бизнес купил большую долю власти, начиная от голосов и депутатов до покупки структур госуправления. В этих условиях индустриальный Юго-Восток Украины пострадал более, чем окраинные регионы остальной части страны. Однако, именно он проявил долготерпение при обострении верхушечных движений, которым не хватало критической массы недовольных, чтобы взять всю власть целиком. В дальнейшем агрессивность возобладала у крайних, искусу бегства поддались умеренные, ничего не сделавшие для предотвращения плановой зачистки Юго-Востока. Остатки демократических процедур можно было использовать для ненасильственной смены власти. Но время ожидания таможенного союза с Россией активизировало понимание, что если спасение придёт с востока, то вновь закроется перспектива евроинтеграции. И тогда был взят курс на смещение президента Януковича, проявившего максимум желания договориться и не обострять ситуацию, но одновременно и слабость.

Тогда еще, накануне обвала разлад между регионами призвана была сдерживать правящая партия – Партия регионов. Деградация политикума игнорировала вектор, предложенный Европой: чередование у власти либералов и консерваторов как модель коррекции правительственного курса. Но эта ось в странах третьего мира часто ломается и на первый план выходят силы крайние, маргинальные, неуправляемые. Напряжения центра и периферии, умеренных и крайних подогревались не столько радикалами, знавшими второстепенность своих позиций, сколько европейски ориентированной элитой, которая одновременно была несомненно русофобской. Эта ситуация была использована для активизации Юго-Востока против отрыва от России ради европейского выбора. Для русского человека стремление в Европу после всех жертв, принесенных Россией ради своей сестры, кажется и является формой предательства. Если уж идти в Европу, то вместе на согласованных условиях и не расторгая связей, если не идти, то тоже вместе. Иное дело, что Европейский Союз не готов к единению с Евразией, но это дистанция, надо полагать, временная, то есть во время иное возможны другие решения, надо созреть. Бег же впереди ставит Украину в морально зыбкую позу спиной к тем, кто реально поддерживал ее веками.

Из Русского мира сделали жупел. В информационной сети есть много крайностей определения Русского мира. Создается и распространяется модель того, что это проект, который задуман как культурная политика нынешнего правительства РФ или, как в украинской версии Википедии: «Русский мир есть, по сути, одно из структурных подразделений Службы внешней разведки РФ».

Стоит вспомнить, что кандидат национально-демократических сил, глава Руха В. М. Черновил, получивший четверть голосов избирателей на президентских выборах 1991 года, выступал за федеративное устройство Украины, заботясь о том, как бы решения Киева не деформировали состояние ожиданий в западных областях. Особенно интересен мотив доказательства от Швейцарии. Почему он забыт сейчас: статус вольных кантонов в формальной конфедерации и фактической федерации устроил бы жителей востока Украины. Позже идею автономии Восточной Галиции и Закарпатской Руси озвучит на левом фланге лидер прогрессивных социалистов Н. М. Витренко.

Кстати, идея федерализации восходит к М. С. Грушевскому, первому употребившему в реалиях первого года революции выражение «Российская Федерация». Трудно не согласиться с его обоснованиями автономности единиц Федерации: «Мы хотим, чтобы местную жизнь могли строить местные люди и хозяйничали без вмешательства центральной власти. Хотим широкого местного самоуправления, объединенного автономной организацией Украины, того же желаем другим народам и областям… Хотим, чтобы автономные края были не простыми провинциями, а членами Российской Федерации, участниками ее государственности». В те времена федералисты Украины мыслили себя в составе Российского Федеративного государства. А разве не такого положения добивался в тех условиях крушения буржуазной демократии Донбасс?

Характерно, что языковая реформа, построенная на галицийских образцах, в 90-е годы сделали старшее поколение украинцев автоматически безграмотным, введя множество локальных слов и вторую букву «Г» в алфавит. В то же время прежний харьковский диалект был понятен большинству советского населения Украины и не только этническим украинцам, но курс на разрыв с прежним сообществом Русского мира обозначился как дистанциирование от всего русского.

Понятие Русского мира сегодня сплошь искажается. Идея Русского мира введена в научный и общественный оборот русско-украинским историком Н.И. Костомаровым, членом кирилло-мефодьевского братства, тяготевшим к общественнической тенденции в историографии, которая постепенно обосабливалась от тенденции государственнической, что нашло выражение в таком общеславянском явлении как народничество. Федеративное начало Руси – еще одно из важнейших завоеваний мысли Костомарова – воплощает идею «сочетания в истории русского народа единства и целостности земли с раздельностью её частей и своеобразностью жизни в каждой из этих частей».

Но проблемы языка, федеративного устройства не были изначальными, они выступали катализаторами рождения того, что можно назвать «новым региональным сознанием» – реакции на игнорирование центром проблем регионов и несправедливое распределение средств центром. Если пятую часть бюджета в ее доходной части давали две восточные области, а Мариупольский комбинат платил налогов больше, чем Львовщина, то в расходах всё обстояло не так. Это новое сознание, однако, не было конвертируемо в программу партии регионов, крайне консервативную, ориентированную на клановый олигархический комплекс.

Народные республики, проведшие позднее передачу собственности в государственное регулирование, приняли меры прямой распределительной справедливости, провели другие косвенные меры социальной поддержки населения, однако не были в состоянии отказаться от поддержки этого комплекса. Для ведения войны нужны люди, деньги и оружие как минимум. Помощь Всевеликого Войска Донского была своевременной, но недостаточной. Командир Армии Юго-Востока сержант Болотов первоначально планировал партизанскую войну в пойме Донца, однако, увидев слабость силовых структур в Луганске решился на штурм здания СБУ 6 апреля 2014 года. С этого момента до референдума по созданию Луганской Народной Республики прошло крайне мало времени и республика оказалась в зоне карательных акций. С ней никто не осмелился вступить в переговоры. Дальнейшие события только подтвердили, что право на восстание было реализовано в урезанном варианте. Право на восстание коренилось в особых условиях весны 2014 года и оно могло быть реализовано гораздо шире. Реальные предпосылки для референдумов в пользу народных республик складывались с различной степенью интенсивности в Одессе, Харькове, Николаеве, Запорожье, Донецке и Луганске. Напряжение привело к провозглашению отдельными органами Западной Украины, прежде всего Львовской радой статусов самоуправления, то есть не подчинения Киеву Януковича в ожидании смены власти. Жесткая реакция центра после прихода к власти путчистов «пастора Турчинова» ознаменовала панику в правящих кругах.

Реализуя свое право и свою волю к сопротивлению антиконституционному перевороту, разрушавшему государство Украина 22 февраля 2014 года, выражая несогласие с условиями существования регионов Украины под властью незаконного антинародного и пронацистского режима и его местных ставленников, население Юго-Востока создает свои организации – Народный фронт освобождения Юго-Востока, Армию Юго-Востока и другие политические и военно-политические структуры Новороссии. На слуху появляется словосочетание «Русская весна», но размежевание идет не по национальному признаку русский/украинец, а де-факто по линии фашист и профашист или националист/интернационалист. Но это не воскрешение идеи интер-фронта, это совсем другое образование на базе плохо изученного явления негосударственного патриотизма (земля и люди, а не флаг, герб, гимн, кабинеты начальства).

Поражение движения в Харькове и Одессе (с ужасом Дома профсоюзов, в сожжении которого замешан будущий спикер парламента Украины Парубий) локализует сопротивление в ДНР и ЛНР, где у власти становятся местные фрагменты общего движения со своими лидерами В. Болотовым, Д. Пушилиным и другими. Провозглашая основание новых государств и намерения народа Донбасса как правового субъекта территориальной общности, опираясь на ранее принятые решения, лидеры спешат заверить в том, что они стоят на позициях необходимости демократического и правового государства. Внешне эта декларация как бы ничему не противоречит. Однако, в условиях вооруженного конфликта она не может стать исходным звеном укрепления законности и отпора противнику.

Следует учитывать сложившиеся обстоятельства. Благодущие оппозиции националистическим кругам было связано на протяжении 23 лет с тем, что крайние силы националистического движения не смогут договориться о сломе конституционного порядка с украинской либерально-популистской правящей верхушкой. Казалось, что такие деятели как В. Ющенко, Ю. Тимошенко и даже В. Турчинов, как бы далеко ни зашли, не пойдут на союз с одиозными фигурами типа Д. Яроша, О. Тягнибока, О. Ляшко. Но все оказалось проще.

Феномен переворота, что легитимизировал феномен организованного сопротивления и военно-политических структур ЛНР и ДНР, как раз и связан с тем, что после соглашения с В. Януковичем при участии блока либералов и ультра, крупного бизнеса и спецслужб то, что было невозможным, стало возможным. Совместными усилиями ряда сил была сломана буржуазная демократия, в рамках которой только и дозволялись крайние националисты при условии их подчинения закону. Националистам ставились условия, на которых их будут терпеть (это признак европейской демократии в частности), но они преступили грань. Вместо превращения в конституционно признанные правые партии они предпочли стать на путь авантюры и отрицания законности для всех. Отсюда элементы террора, изначально заложенные в этих группировках, нет им числа, стали выходить на поверхность.

Феномен военизированных формирований ультраправых, которые игнорируют правительство и армию, открывая огонь по собственному почину и при попустительстве властей, есть признак не европейской демократии, но развивающейся страны зависимого и деформированного капитализма. Такая страна может дополнить не Европу, а балкано-«цыганский» (не в смысле уважаемого этноса, а в смысле представлений о беспорядке) табор подбрюшья Европы, которому молчаливо простили несоответствие стандартам Евросоюза по геополитическим мотивам. Зависимый капитализм, породив зависимую урезанную модель демократии, не удержал и ее. Период пребывания В. Турчинова на посту и.о. президента есть открытая, не легализованная диктатура и прямая узурпация законной власти В. Януковича.

Зрелый классический фашизм – власть, идеология и организация наиболее реакционных, шовинистических и агрессивных фракций крупного монополичстического капитала (П. Тольятти, Г. Димитров, П. Алатри, Ж. Желев несколько расходятся в основном признаке, но можно согласиться с «Лекциями о фашизме» П. Тольятти, что это корпоративизм). Вторичный, поздний, периферийный зависимый фашизм имеет свои центры не внутри страны, а вовне (Т. Дос Сантос). Сломав режим буржуазной (формальной) демократии, оставив его внешние признаки (в конце концов, и Муссолини долго сожительствовал с парламентом), в нетерпении как можно дальше продвинуть даже не европейский вектор, а дистанцирование от России, вступившейся за Донбасс, киевские путчисты сломали то, что позволяло им сохраняться в легальном политическом пространстве, что и поторопило к замене Турчинова П. Порошенко, избранным без второго тура и с многочисленными нарушениями конституции.

Ввиду сказанного в ЛНР и ДНР возобладала установка на демократическое и правовое государство. Она была неситуативно пропагандистки выгодна, но её полная реализация сильно подвела бы жителей Донбасса. Можно предположить, что – декларативно – Народные Советы республик воплощают единую неделимую, законодательную, исполнительную, судебную и контрольную власть подавляющего большинства населения республик – мужчин и женщин всех классов и социальных групп, двух коренных этносов нашего единого народа – русского и украинского, – но также и всех национальностей, – сложившихся поселенческих общностей, воинов и ветеранов, горожан и сельских жителей, рабочего класса и крестьянства, всех трудящихся и иждивенцев, их семей, служащих и интеллигенции, лиц физического и умственного труда, мелких и средних собственников, молодежи и студентов, пенсионеров и инвалидов, маргинальных и специфических неолигархических социальных групп, проживающих в Народных республиках, словом, всех людей доброй воли.

Однако позиции крупного бизнеса и олигархов также должны быть усмотрены на заднем плане, а коррумпированная часть госаппарата приносит громадный вред. До сих пор не проведена чистка госаппарата республик от ориентированных на противника и вредящих, в том числе и пассивно, структурам народовластия. Бюрократические явления просто зашкаливают вне всякого прежнего опыта. Пассивный саботаж решений составляет проблему и чреват дискредитацией народовластия. Некоторые черты советской жизни, отмечают граждане ЛНР и ДНР, вернулись, но не только положительные, чего, впрочем, и надо было ожидать. Консолидация суверенного народа республик находится в начале пути. Как долго она продлится, зависит и от внешних факторов.

Остается выяснить роль России в ходе конфликта. Несомненна роль Российской Федерации: благодаря ее усилиям война была остановлена (полномасштабные гражданские войны могут варьировать в жертвах от десятков тысяч до миллиона и более погибших); громадная гуманитарная помощь спасла от катастрофы, позволила снабжать ЛНР и ДНР тем, чего они не могут воспроизвести в полном привычном ассортименте от продовольствия и медикаментов до технологий и сетей, позволивших за пять лет только в ЛНР поднять две трети не работавших предприятий. Роль в международном переговорном процессе, не без издержек для самой России, заключалась в твердом отстаивании прав народа Донбасса на самобытность и полноту жизнедеятельности без инициатив из Киева, принижающих регионы и дискриминирующих русское и русскоязычное население, а заодно и ухудшая положение большинства украинцев. Миф национальных предвыборных программ о том, что на Украине только два коренных народа – украинцы и крымские татары – не может стать даже частью фольклора, не говоря уже о государственной политике Украины.

Можно выдвинуть гипотезу, что олигархическим кругам стран СНГ и прежде всего Российской Федерации вовсе невыгодно воссоздание союзного пространства в какой-либо форме, приближающей то, что они бы сочли красным реваншем и другими фантомами праздного чтения в сердцах. Правящие группы Украины не могут пойти на тесное сближение, ибо изменения настроений в России, – а это страна непредсказуемых перемен, – может поставить под угрозу вхождения элиты в европейский клуб и просто сохранение результатов приватизации и других преступлений. Если маятник качнется влево или к смене ориентаций государственной фракции правящего слоя. От того «Геть вiд Москви!» В противном случае усиление интеграции на восток, вступление в таможенный союз, в Евразийский экономический Союз и другие объединения отдалят безопасность правящих групп, построивших свою деятельность на осуществлении зависимого проекта развития под мощный клич толпе «Хотим в Европу». Восстановив братские связи с Российской Федерацией, отказавшись от враждебности к собственным гражданам, признавая автономный статус новых республик — на федеративной основе, как вариант в рамках Федерации Украйны и Новороссии (старая русская транскрипция подчеркивает новизну ситуации, на чем нельзя настаивать). Если же в другом государстве, сформированном по взаимному согласию сторон, то это будет закреплено в конституции и международных правовых актах урегулирования, собственно и есть подлинная перспектива долгосрочного решения.

К сожалению, на Украине пока не возможно формирование переходного антифашистского правительства с участием всех сил, которые не участвовали в перевороте. Правительства, способного к запрету и преследованию антинародных сил обозначенной выше ориентации, а также с возможным участием Комитета спасения Украины и других патриотических и самочинных народных организаций и обязательным участием представителей от республик Донбасса. Однако, нынешняя ситуация не закрывает возможности изменения решений в соответствии с Минскими соглашениями. Только любое решение должно быть принято с участием народа Донбасса, а не только его представителей, а потому то, что основано референдумом, должно быть изменено исключительно по воле самого народа, – путем референдума, организованного в соответствии с компетенцией Народных Советов, конституцией ДНР и ЛНР, международными обязательствами, взятыми на себя государством Украина и Российской Федерацией. Решения вне воли жителей Донбасса чреваты не только разочарованием, но и продолжением геноцида этих жителей в рамках зачистки пространства, о чем говорят намерения Киева ввести в республики военизированные формирования как гарантов восстановления украинского суверенитета.

Выбор пути дальнейшего социально-экономического, политического, правового и иного развития исключительно с согласия большинства жителей Луганской Народной Республики с учетом приоритета общественного способа производства с элементами всех укладов, зафиксированных в законах республики при доступности оценки эффективности и контроля органами народного Совета общих результатов хозяйственной деятельности. В республике допустимы элементы планирования, отчетности и ограничения коммерческой тайны, упомянутые в законах, как на договорной основе, так и без предварительного согласия собственников. В идеале Народная республика стремится к наиболее полному из всех возможных воплощений социальной справедливости, равенства перед законом и недопущения отчуждения между классами и социальными слоями, в условиях доступных регулированию наличными у республики средствами с перспективой усиления защищенности трудящихся и ограничения пределов отчуждения продукта от производителя в рамках многосекторной экономики.

И глянем в грядущий день… Что он нам готовит?

Тревожно на внутренних окраинах Русского мира. Простой и тяжелый факт украинского законодательства: с 1 сентября закрываются русские школы у соседей. Этот факт оправдывает задним числом то, что было предпринято ранее для спасения Русского мира в Донбассе. Теперь нам видны ясно и отчетливо разрушительные цели Майдана 2014 года. Разделить народы так, чтобы уже не сшить совместного исторического костюма.

Ведь мы могли предвидеть, куда выведет эта национальная озабоченность тех, кто боится родственной и открытой для диалога культуры. Миллионы русских и русскоязычных граждан будут лишены образования на родном языке. За что это урезанное культурное достояние новым поколениям? Их хотят отчуждать и далее. Не только от языка, но и от собственной самобытности, ибо страна, изгоняющая культуру, обречена. Сколько можно твердить примерами, что у ста тысяч шведов Финляндии шведский – государственный, что Индия, освободившись от английского колониализма, сделала английский государственным, что столица великого народа называется Нью-Дели. Как об стенку горохом. Бессмысленно говорить с теми, кто сам не умеет решать национальный вопрос (ждут, похоже, гауляйтеров из Евросоюза). Бой абсолютно неизбежен; отняли повестку СНГ, отнимают язык и веру…

Действие есть акт противоборства, и он грядет. Есть, правда, и ловушки. Наступление на украинскую культуры внутри Республик было бы опасной иллюзией адекватных мер. Вспомним, что ДНР и ЛНР создавались не против украинского народа. Забота о сохранении межнационального мира – забота наших Народных республик, но безразличие к происходящему невозможно. Только всенародный сговор в самой Украине может покончить с произволом. Через головы правительств нужно обращаться от народа к народу…

Реакция распада охватывает все больше пластов жизни, консолидация грядет как необходимость действовать в интересах нынешнего и будущих поколений. Как ни странно, в финале мы вынуждены вернуться к исходному попранию права командой Ельцына в 1990-91 годах, ибо именно там разгадка дальнейших делений, остановить которые не удается. Империя делится на улусы, улусы на ханства, те на племена, кочевья, рода, дворцы, юрты, подстилки для верных псов… Или хрустальный дом делится на отсеки для европейцев и неевропейцев. Грустная картина.

Необходимость действия против унижающих законов очевидна. Если украинское общество не прореагирует, то шансы для Русского мира на затяжной и изнуряющий конфликт становятся стопроцентными. Нужны солидарные действия всех против дальнейшей фашизации ситуации на запад от Донбасса.
Tags: Арсентий Атоян, Русский мир, ФМО
Subscribe

  • Избегание

    Второе важное открытие современной теории психоанализа состоит в том, что центральная проблема, с которой живет и борется человек всю сознательную…

  • Распределение ролей внутри головы

    Психоаналитики следующего поколения представляют ситуацию так. Во-первых, все части личности тоже являются личностями. «Во мне живет вечный ребенок»…

  • Кто же сидит в пруду?

    Если Подсознание – устаревшая теория, то как же обстоит дело на самом деле? Кто же сидит в пруду? Кто еще живет в твоем организме кроме тебя, как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments