Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Categories:

Иранские корни Киевской Руси

Излагается по книге Топорова В.Н. "Святость и святые в русской духовной культуре", т. 1.
http://imwerden.de/pdf/toporov_svyatost_i_svyatye_v_russkoj_dukhovnoj_kulture_tom1_1995.pdf

Материалов по иранским корням Древней Руси мало. Сторонники версии украинского происхождения гуннов (Атилла - искаженное украинское Гатыло = дубинка = кий = князь Кий) эту версию высмеивают. Мол, ищут даже иранские корни, лишь бы не признавать корни исконно украинские. Тем не менее, материалов хоть и мало, но кое что сказать можно.

О дохристианском пантеоне Киевской Руси по письменным источникам известно исчезающе мало, больше дают археологи, которые герменевтически зависимы от историков. Тем ценнее те сведения, которые есть в Повести временных лет. Князь Владимир установил пантеон из семи богов, одним из которых был великий Хорс. Семантический анализ (Топоров специалист по древним индийским и арийским языкам) показывает, что великий Хорс - это калька иранского религиозного термина "царящее Солнце", который использовался в культовом значении в зороастризме (с. 523).

В иранском имя Хорс - эпоним центральной сакральной территории всей персидской культуры - Хорасана. Топоров предполагает, что при Владимире в столице был силён хорасанский контингент, оставшийся в Киеве от хазарских времен и обросший связями за это время. Настолько силён, что в пантеоне представлен довольно полно.

Интересно, что происхождение слово хороший не объяснено до сих пор, хотя общий корень с именем Хорс и название Хорасан там просматривается, и семантическое сходство тоже есть, и эту версию отбрасывать не надо. А если это так, то пласт иранской культуры в нашей истории не такой уж незначительный, он захватывает цетральные понятия, из смыслового ядра.

Еще один бог из семи, поставленных Владимиром, носил иранское имя - это Симаргл. Существуют разные версии толкования этого имени, но самая убедительная - Симаргл это Симург, эмблема Ирана (с. 514). Надеюсь, это он на картинке (взята не у Топорова, а из интернета):



Симург - один из любимых образов Х. Л. Борхеса. Из "Книги вымышленных существ":
Симург - бессмертная птица, гнездящаяся в ветвях Древа Познания. Бертон приравнивает ее к скандинавскому орлу, который, согласно Младшей Эдде, наделен всезнанием и гнездится в ветвях Вселенского Древа, называемого Иггдрасиль.
В "Талаба" (1801) Саути и в "Искушении святого Антония" (1874) Флобера упоминается Симург Анка. Флобер низводит его до положения слуги королевы Белкис и описывает как птицу с оранжевым металлическим оперением, с человеческой головкой, с четырьмя крыльями, ястребиными когтями и огромным павлиньим хвостом. В первоисточниках Симург - особа более важная. Фирдоуси в "Книге о царях", где собраны и переложены в стихи древние иранские легенды, называет его приемным отцом Заля, отца героя его поэмы. Фарид-ад-Дин Аттар в XIII веке возвышает его до символа или образа божественности. Это изложено в "Мантик-аль-Тайр" ("Беседе птиц"). Содержание аллегории, состоящей из примерно четырех с половиной тысяч двустиший, прелюбопытно. Обитающий где-то далеко царь птиц Симург роняет в центре Китая великолепное перо; птицы, которым постыли раздоры, решают отыскать его. Они знают, что имя царя означает "тридцать птиц", знают, что его дворец находится на Кафе, горе, или горной кольцевидной гряде, окружающей землю. Вначале некоторые птицы выказывают малодушие: соловей ссылается на свою любовь к розе; попугай - на свою красоту, ради которой он должен жить в клетке; куропатка не может расстаться со своими холмами, цапля - с болотами и сова - с развалинами. В конце концов они пускаются в дерзновенное это путешествие; преодолевают семь долин или морей; название предпоследнего из них "Головокружение", последнего - "Уничтожение". Многие паломники дезертируют, другие погибают при перелете. Тридцать же, достигших благодаря своим трудам очищения, опускаются на гору Симурга. Наконец они ее узрели, и тут они понимают, что они-то и есть "Симург" и что "Симург" - это каждая из них и все они вместе.
Космограф Аль Казвини в своих "Чудесах творения" утверждает, что Симург Анка живет семьсот лет, и когда у него подрастает сын, отец разжигает костер и бросается в огонь. Как отмечает Лейн, это напоминает легенду о Фениксе.
http://lib.ru/BORHES/creature.txt_with-big-pictures.html

Так что Симурга современный литературный эстет имеет шансы знать. А поэт Хакани именует русских Симургами в XII веке  (с. 567).

Симург не просто птица, он еще и птица-воин, волшебный воин, живущий на дереве, что сразу выводит нас на два образа: Див (который кличет в верху древа в "Слове о полку Игореве") и Соловей Разбойник (с. 567). Проанализировать эти образы с точки зрения русско-иранских культурных связей весьма заманчиво. Не знаю, сделал ли кто-нибудь за последние двадцать лет, со времени написания книги Топорова.

Эти заметки можно рассматривать как материалы к размышлениям о генезисе русского зороастризма в наши дни!
Tags: Киевская Русь, Топоров, зороастризм, ираника
Subscribe

  • Книжный штурман

    Этим летом я приняла участие в конкурсе читательских рекомендаций «Книжный штурман», который проводила Межрайонная централизованная библиотечная…

  • Прямо моя жизнь до недавнего времени

    "Там же был Блок. Он служит в Комиссариате просвещения по Театральной части. Жалуется, что нет времени не только для стихов, но даже для снов…

  • Разбирая старые записи

    Блог хорош тем, что заставляет хоть как-то, хоть предельно кратко, но формулировать мысль. А иначе находишь наспех нацарапанную в ежедневнике запись…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments