Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Макбех Коростелёвой

Анна Коростелёва, "Школа в Кармартене"
"Содержание второй пьесы было еще проще. Во времена шотландского короля Дункана отчаянно бесстрашный и обаятельный военачальник Макбех с своим кузеном Артуром МакБрайдом услышали в нехорошую ночь прорицание ведьм, из которого следовало, что одному из них суждено в будущем стать королем, а другому - породить еще каких-то знаменитых королей. Они приписали все это своему пьяному бреду и некоторое время потешались над происшедшим, в шутку обращаясь друг к другу с соответствующими титулами, прежде чем совершенно выкинули это из головы. Вскоре Макбех одержал для короля Дункана победу над повстанческим кланом во внутренней распре и ожидал награды. В это время король Дункан, думая о том, что он уже стар и скоро будет не в состоянии править, решил сделать Макбеха королем и передать ему трон. Для этого он срочно призывает его к себе. Такая срочность пугает Макбеха. Он вспоминает разные свои прегрешения и шалости, уверенный, что король собрался покарать его за прежние неблаговидные поступки. Затем они с МакБрайдом припоминают, что могли навредить себе в глазах короля тем, что трезвонили повсюду о дурацком пророчестве, согласно которому Макбеху суждено занять трон Дункана. Король Дункан вызывает у них суеверный страх. Они бегут на войну за южные рубежи и проводят там несколько лет. Все эти годы Макбех совершает неслыханные подвиги, захватывает целые поселения и проявляет ошеломляющий героизм, однако сам в душе считает себя трусом, поскольку бегает от короля. Наконец, освободив из плена одну королевскую родственницу, он твердо решает, что долее скрываться не по-мужски, и заставляет себя шагнуть навстречу опасности: сопровождая девушку, он возвращается в замок Дункана в Бинн-Шлейве.
- A Mhòrachd, к вам Макбех, ковдорский тан, - громогласно объявил Лливарх.
Макбех вошел и на всякий случай рухнул к ногам короля.
- А что, по-прежнему я тан ковдорский? - спросил он. - Я думал, что меня лишили здесь давно заслуг, регалий, привилегий, а вскорости лишат и головы.
- Я рассмотрю, что это за деянья, которые тебя так тяготят, - изрек Дункан, - и в меру тяжести твоих проступков назначу место голове твоей. Пока же голова пусть излагает.
- Тому лет восемь я бежал на юг и дрался там со всеми племенами за честь и славу Дункана знамен, - пробормотал Макбех. - Во многом преуспел, был трижды ранен и чуть не помер от душевных мук.
- Да, очень интересно. Эти муки чем вызывались, если не секрет?
- Ну... это... одним словом, я боялся... панически боялся я взглянуть тебе в лицо. Предстать перед тобою - и взгляд твой с должным мужеством принять.
- Час от часу рассказ все интересней. Мой взгляд острее пиктского копья? Ты что-то не договорил как будто.
- Ну, там... за мною водится грешков, - замямлил Макбех, - с большую гору и еще с пригорком. Я в юности то-се, любил гульнуть... и девушек... не так чтобы чурался.
- Так, так... прилюдно кается Макбех. Медведь в лесу, как говорится, помер. Теперь послушай: знаешь, для чего я призывал тебя тогда из Кнокан? Шотландский трон хотел я передать достойному преемнику, поскольку сам стал я стар, глаза уже не видят, замучил ревматизм, ни к черту память. Единственный в моих глазах король, который сможет усидеть на троне, - Макбех, ковдорский тан. Но как назло, той ночью ты пропал. Я всех извел, посыльных регулярно снаряжая искать тебя повсюду. Восемь лет тебе хотел сказать одну я фразу: "Приди и правь Шотландией, Макбех!" А ты дрожал в Нортумбрии, в болотах: а ну как я сыщу вас невзначай? А кстати, где МакБрайд?
- Да тут он, тут. Он там, за гобеленом, притаился.
- А что же вас заставило вернуться?
- Да совесть лишь нечистая, клянусь! И дельце мелкое, размером с ноготь. Я девушку одну освободил из плена в битве при Друмгильском замке: она родней назвалась королю. И вот, ее я охраняя, прибыл в Бинн-Шлейве - из рук в руки передать.
- Довольно зыбка эта безопасность, - усмехнулся Дункан, слезая с трона, - для девушки - с Макбехом разъезжать. Ну, как она - рожать еще не время?
- Клянусь богами всеми, в этом я пред вами чист, - и пальцем не коснулся!.. - воскликнул Макбех.
- Да ладно, ладно... Где ж она?
- Я вот, - входила Гвенллиан.
- Кого я вижу! Уна, дочка брата! Воистину как роза расцвела! Ведь никогда не навестишь без дела!.. Нет чтобы заявиться просто так - мол, повидаться с дядей захотелось!.. Ай-яй-яй-яй! А ты чего стоишь? - оборачивался он к Макбеху. - Какого тебе нужно приглашенья? Дай руку. Вот, - он соединял руки Уны и Макбеха, - и с завтрашнего дня вот эту тяжеленную корону..., - он, кряхтя, снимал с себя королевский венец, - пусть возлагают на тебя, Макбех.
По окончании второй пьесы все стерли грим и вышли на поклон, и Ллевелис, в своем обычном виде, откинул со лба волосы и сказал:
- Мы благодарим за эти пьесы студентов, которые учились в нашей школе в XVII веке и оставили нам их в наследство. В то время они не могли поставить их по причине нездоровой политической обстановки. Во времена Кромвеля мы бы стояли сейчас повыше, чем на театральных подмостках, и из-под нас уже выбивали бы скамьи. Сегодня же мы вольны разыгрывать любые пьесы и говорить все, что считаем нужным, уж в этом-то все мы свободны, и школу нашу закрывают вовсе не за это. Уже много лет весь мир узнаёт нашу историю не из наших уст и считает, что биографии всех наших королей состоят из предательств, кровавых убийств, самоубийств, безумия и членовредительства. Мы, младшие ученики школы в Кармартене, осмеливаемся слегка возразить на это, в надежде внести некоторую ясность. То, что мы показали вам сегодня, напрямую взято из наших исторических хроник. И если когда-нибудь вы усомнитесь в том, что король Ллейр был нормален, а Макбех не был предателем и убийцей, вспомните слова самого Ллейра:
...А ведь наврут с три короба, потом
Не расхлебаешь. Вы меня спросите,
Кем был я, что, зачем и почему.
И Ллевелис отходил назад так, как будто делал шаг в небо."
Tags: Коростелёва, Макбет
Subscribe

  • Швейцария: надписи и сувениры

    Карамзин в 1789 году посетил швейцарский город Муртен, где каждый год 22 июня отмечают годовщину победы над бургундской армией в 1476 году: «Проехав…

  • Кого выбирают любители поспать

    Община в поздней республике находилась в страшном кризисе, который ощущался и в первые десятилетия империи. Община уже не играла прежней роли в жизни…

  • Духи как государственная измена

    Основой римской республиканской практики и морали была народная община. Община в Риме, как и всюду в античности, мыслилась как сообщество людей,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments