Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Category:

Мережковский о Леонтьеве

Статья "Страшное дитя", впервые опубликована - Речь. 1910. 31 января. № 30. С.2

Я вообще-то очень не люблю Серебряный век, русское религиозное возрождение и эмигрантскую философию. Какое-то ощущение спёртого воздуха, нервного расстройства, ненормальности, болезненности всегда после них остаётся. Есть конечно приятные исключения, но гораздо больше неприятных подтверждений. Мережковский из последних. Не зря я никогда не хотела его читать. Если кратко, то в этой статье основная мысль такая.

Леонтьев - страшное дитя русской философии и русской жизни. Под видом православия он исповедовал некий сатанизм, считал Бога Богом насилия, творцом и повелителем зла, служил ему сам и призывал служить других, и утверждал, что научился этому у православных, в Церкви.

Если мир проклят, замечает Мережковский, к иным выводам и нельзя прийти: "Религиозная сущность России, по мнению Леонтьева, заключается в неразрывной связи самодержавия с православием. Православие — «христианство, дополненное и усовершенствованное», исправленное, как сказал бы Великий Инквизитор, есть «религия не любви и свободы, а страха и насилия».
Так определяет основную посылку Леонтьева о. Аггеев и всею книгою своею доказывает, что это верно.
Цвет православия — монашество, а в монашестве утверждается полный разрыв неба и земли. «Все на земле тленно и преходяще. Земная жизнь, во всей полноте ее проявлений, есть зло. Христианство обещает истинное бытие только на небе. — Презрение плоти, признание за зло всей природы, всех естественных влечений и разума, аскетическое отречение от мира — вот истина православия»."

Это так своевременно перекликается с поднятой темой о православии и коммунизме http://edelberte.livejournal.com/98707.html:
"Коммунисты-де хотят построить Царство Небесное на земле, а положено ему быть только на небе, а в юдоли земной христианину надлежит претерпевать страдания, спасать свою душу и уповать. И еще раз претерпевать страдания и ничего другого не хотеть, потому что ничего другого здесь и не должно быть, блаженство обещано в другом месте, а земля – это такая юдоль… Юдоль, в общем. Спасай каждый свою душу. И чем хуже – тем лучше, твердые духом спасутся, а слабым и сломавшимся под грузом – туда и дорога.
...Что мы здесь видим? А видим мы здесь, друзья мои, осужденную Вторым вселенским собором манихейскую ересь во всей ее красе, полноте и цветении.
Представление о земле как о проклятом месте, где не может и не должно быть ничего хорошего, - раз. Представление о том, что только особенным, стойким, отринувшим земное душам надлежит спастись, – два. И «чем хуже – тем лучше» - три. Этим последним, кстати, даже не все манихеи щеголяли, а только самые радикальные.
И согласно решению Второго вселенского собора, именно носители таких взглядов покатятся туда, куда они так жаждут загнать слабых, пошатнувшихся и не нашедших опоры братьев своих."

Напоминаю, что это пост не о Леонтьеве, а о Мережковском. Леонтьева я читала давно, таких ужасов там не помню, так что обсуждать их предметно не могу. А Мережковский определённо пишет, что Леоньтев научился этому в Церкви. О. Аггеев написал в своей книге, что Церковь такому не учит. Однако для Мережковского вопрос, правда ли это. Церковь не прокляла Леонтьева как Толстого, следовательно, Церковь признала, что Леонтьев правильно изложил её учение, и что оно было именно таково - юдоль, мир проклят, Бог против мира.

Больше всего тут удивляет следующее. Автор пишет какие-то книги и статьи об исторических судьбах христианства, то есть полагается человеком осведомлённым. Автор публикует такую статью в специальном журнале, который тоже читают не все подряд, а люди с хвалёным недостижимым для советской школы гимназическим и университетским образованием. Пишется это в православной империи, которая советским всё время ставится в пример как хранительница истинной веры, погубленной большевиками. И тогда можно было спокойно писать такое, и никто в этом кругу не сказал бы "что за манихейскую ересь вы нам тут излагаете"?

Было что губить-то вообще?
Tags: Леонтьев, Мережковский, манихейство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Культурные проблемы геополитики на ФМО

    Философское монтеневское общество приглашает всех желающих принять участие в обсуждении доклада «Евразийский путь – не шёлковый. Пролегомены к…

  • Женщины и суеверия

    Представление о том, что женщины более религиозны, чем мужчины, считалось общим местом в средиземноморской ойкумене. Вот что пишет географ Страбон:…

  • Поэт без кожи

    Продолжая дело Владимира Карбаня, комментировавшего поэзию Елены Заславской, я тоже пишу комментарии к своим любимым поэмам и стихам. «Марсий, вызови…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

Recent Posts from This Journal

  • Культурные проблемы геополитики на ФМО

    Философское монтеневское общество приглашает всех желающих принять участие в обсуждении доклада «Евразийский путь – не шёлковый. Пролегомены к…

  • Женщины и суеверия

    Представление о том, что женщины более религиозны, чем мужчины, считалось общим местом в средиземноморской ойкумене. Вот что пишет географ Страбон:…

  • Поэт без кожи

    Продолжая дело Владимира Карбаня, комментировавшего поэзию Елены Заславской, я тоже пишу комментарии к своим любимым поэмам и стихам. «Марсий, вызови…