Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Когда компьютера нет уже который день

 В первой песне "Энеиды" описывается, как Эней и его спутники выбрались на берег после ужасной бури: 

180 Сам Эней между тем, на утес взобравшись высокий,
        Взглядом обводит простор: не плывут ли гонимые ветром
        Капис или Антей, кораблей не видать ли фригийских
        И не блеснут ли щиты с кормы Каика высокой.
        Нет в окоеме судов! Но над морем,- заметил он,- бродят
185 Три оленя больших; вереницею длинной за ними
        Следом все стадо идет и по злачным долинам пасется.
        Замер на месте Эней, и Ахатом носимые верным
        Быстрые стрелы и лук схватил он в руки поспешно.

Оленей измученные троянцы зажарили на ужин.
Море, пустынный берег, герой, лук и стрелы... Так и вспоминается "море синее кругом, дуб зеленый над холмом, сын подумал: "Добрый ужин был бы нам, однако, нужен...""

"С сыном в бочку посадили, засмолили, покатили и пустили в океан.." - эту судьбу первой из известных героинь испытала Даная со своим сыном Персеем, будущим победителем Медузы. 
Коннотации к античной классике :)

А вот и золотой сучок: (Книга 6, 136)
                                                                  В чаще таится
       Ветвь, из золота вся, и листы на ней золотые.

Вот почему Фрезер назвал так свою книгу:

       Скрыт златокудрый побег, посвященный дольней Юноне,
       В сумраке рощи густой, в тени лощины глубокой.
140
 Но не проникнет никто в потаенные недра земные,
       Прежде чем с дерева он не сорвет заветную ветку.
       Всем велит приносить Прозерпина прекрасная этот
       Дар для нее. Вместо сорванной вмиг вырастает другая,
       Золотом тем же на ней горят звенящие листья.
145 Взглядом кроны дерев обыщи и ветвь золотую
       Рви безоружной рукой: без усилья стебель поддастся,
       Если судьба призывает тебя; если ж нет – никакою
       Силой ее не возьмешь, не отрубишь и твердым железом.

Спуск в Аид, постоянные пророчества, видения, разговоры с богами - Олди отдыхают. 
Вергилиеву поэму считали более искусственой, слишком рациональной, не такой живой, как греческий прототип, я тоже добавлю своё слово по этому поводу. 
Гомеровские сюжеты, где я их вижу, тут переосмысляются и подаются под другим углом, как это делают современные фантасты. Например, Эней попадает на Сицилию и встречает там одного из спутников Одиссея, которого греки забыли в пещере циклопа. У Гомера эта история - почти сказка, о ловкости и уме, а для Вергилия она уже слишком простовата в таком виде, он обставляет её подробностями: у грека есть имя, родина, биография, в трёх строчках он успевает об этом рассказать, скитается по острову он уже три месяца (чуть-чуть разминулись с Одиссеем), взывает к великодушию врагов, против которых сражался под Троей - и Эней великодушно его прощает и забирает с собой. Красиво, психологично, цивилизованно, вполне в русле, любой современный писатель бы так сделал, нет?

А визит Энея в Аид? Харон бурчит, что не первый раз везёт он смертного через Коцит, и каждый раз от этого одни неприятности: Геракл подрался с псом, Тезей и Пиритой вообще устроили дебош и хотели похитить Прозерпину, ну надо ж додуматься! Держу пари, кто стал бы сейчас писать на эту тему, подыскал бы совершенно другие мотивировки для греческих героев, пусть бы их действия и выглядели бы внешен точно так же, а вот мотив Энея оставил бы как есть: повидаться с отцом, который имеет сказать что-то важное по поводу будущего троянцев и Трои-в-веках. 
Так что Вергилий наш человек. Без Гомера не было бы материала, к которому ыб обращались фантасты, без Вергилия не было бы метода, как с ним обращаться, с этим материалом. 

... А ещё я узнала, что Феликс Клейн был профессором не где-нибудь, а в Эрлангене. Мелочь, а приятно. :)
   
 
Tags: житейское, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments