Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Categories:

Фандом как сад расходящихся тропок

Доклад, сделанный на философском монтеневском обществе г.Луганска. При подготовке текста использовались материалы arvegger и Анатолия Бочарова (Darvest), которым автор приносит искреннюю благодарность.

Распространенность интернета и социальных сетей в последние годы сильно сказалась на сфере коммуникаций и дала толчок к развитию таких явлений, которые не существовали раньше или существовали в зачаточном состоянии, не оказывая значительного влияния на повседневную жизнь. Сейчас благодаря новым возможностям возникают целые субкультуры, в первую очередь молодежные, которые быстро растут и исчезают, но при всей их эфемерности имеют общие черты. Феномен этот привлекает ученых, но осмыслен еще недостаточно. Архетипы коллективного сознания, которые проявляются в этом явлении, описаны такими авторами как А.Баркова и Е.Холмогоров. В данной статье делается попытка проанализировать философский аспект данного феномена.

Молодежные субкультуры, функционирующие в сети, очень разнообразны по содержанию, но во многих случаях имеют общую структуру. Проявляется эта структура в таком явлении последних лет как фандом. Название происходит от слова фан, поклонник. Так называется сообщество поклонников какого-нибудь художественного произведения, книги или фильма. Существует фандом Гарри Поттера, «Трех мушкетеров», советской фантастики и так далее.

Если кто-то прочитал «Трех мушкетеров» и молча восхищается романом, это еще не фандом. Фандом начинается тогда, когда читатель делится впечатлениями о прочитанном с другими поклонниками книги. Общение между поклонниками – основной и непременный атрибут фандома. Расцвет всевозможных фандомов в последние двадцать лет связан с интернетом, потому что именно интернет делает возможным регулярное общение между читателями.

В настоящее время фандом какого-нибудь произведения функционирует следующим образом. Все читатели имеют страницу в интернете, блог или свой сайт. Такой блог ведется как дневник, где публикуются записи о жизни, творчестве, литературе, искусстве. Появляются они как и записи в обычном бумажном дневнике нерегулярно, можно писать каждый день, можно раз в месяц. Если в таком блоге читатель делится какими-то впечатлениями об указанной книге, это привлекает внимание других читателей. Они имеют возможность написать комментарий, оценить высказанное мнение, поделиться своим. Чтобы облегчить такое общение, в большинстве функционирующих фандомов существуют обзоры. Обзоры это анонимный блог, который занимается исключительно тем, что публикует списки новинок такого рода, которые появились в интернете. В зависимости от того, насколько фандом живой, обзоры публикуют новости раз в неделю, раз в три дня, каждый день. В такой публикации указано все, что появилось по данной теме за истекший период: такой-то прочитал третью главу книги и делится впечатлениями, такой-то спрашивает, какого числа родился главный герой, такая-то нарисовала иллюстрацию к пятой главе или вышила подушку в цветах главной героини, кто-то приглашает всех любителей из своего города погулять в парке и обсудить любимую книгу, кто-то услышал музыку, которая напомнила ему какой-то знаковый эпизод сюжета, кто-то сделал своими руками шпагу с инкрустацией, кто-то продает старое издание, так как купил новое и так далее. Если фандом живет, такие новости всё время появляются и существуют люди, которые этим интересуются, которые на это реагируют, которые пишут и высказывают свое мнение по этим вопросам.

Как правило, фандом насчитывает несколько десятков человек. Популярные фандомы, как в случае Гарри Поттера или «Властелина колец», могут быть гораздо больше. Люди эти живут в разных городах и даже в разных странах. Они объединяются на страницах своих блогов и пока состоят в фандоме, живут этой жизнью все вместе. Они знают друг друга по псевдонимам, могут делиться фотографиями, обмениваться посылками, организовывать встречи в реальной жизни.

Чтобы с энтузиазмом тратить время на такие вещи, нужно иметь время и энтузиазм. Отсюда понятно, что фандом формируется в первую очередь из школьников и студентов, даже из школьниц и студенток. Охарактеризовать гендерный состав фандома нелегко из-за анонимности в интернете, но по существующим оценкам число парней в этой среде колеблется в пределах 10-30% для разных фандомов, причем последняя цифра считается очень высокой.

Кроме школьников-студентов, тех, кто очарован книгой или фильмом в первый раз на заре жизни и отдается увлечению со всем пылом юности, в фандоме могут состоять люди и постарше, те, кому за тридцать и около сорока. Некоторые остаются в фандоме по много лет и не теряют интереса к такого рода деятельности.
Идея всем софандомникам встретиться в реальной жизни естественно возникает в ходе общения и часто реализовывается. Если сюжет позволяет, проводятся балы, танцы, маскарады. Люди сами шьют костюмы, делают бижутерию и холодное оружие, посещают танцевальные курсы и постоянно обсуждают все это в сети. В некоторых фандомах такие встречи становятся регулярными, например, проводится осенний бал и весенний бал, приглашаются иногородние, делаются фотографии и так далее.

Кроме встреч, проводятся еще и игры. Игра требует более серьезной подготовки. Участники выбирают себе роли в рамках сюжета, пишется сценарий, все готовятся, делают костюмы, оружие, предметы быта. Игра длится от одного до нескольких дней. Всё действо похоже на комедию дель арте, когда каждый действует в соответствии со своим амплуа по общим намеченным контурам сюжета. Подготовка игры, а потом разбор игры дают пищу фандому на много дней.

Среди разных видов деятельности фандома литературная занимает очень большое место На этом аспекте нужно остановиться подробней, так как это непосредственно касается заявленной темы.
Культура фандома пришла в Россию из англоязычных стран, поэтому в терминологии много английских по происхождению слов. Проза по-английски fiction, фанатская проза называется фанфикшн, отдельное произведение называется фанфик или просто фик.

Разновидностей фанфиков очень много. Для примера можно рассмотреть сонг-фики, то есть песни. Петь под гитару молодежь умеет и любит, так что пишет и поет с удовольствием. Это может быть песня от имени какого-нибудь персонажа, может быть песня, в которой пересказывается сюжет или какой-то момент сюжета. Жанры этой музыки самые разнообразные. Она самодельная и самопальная, но это не всегда значит плохая. Некоторые музыкально одаренные авторы выходят за рамки фандомной субкультуры. Как пример можно привести Майю Котовскую, известную под псевдонимом Канцлер Ги. Как автор-исполнитель она пишет в нескольких фандомах, ездит с концертами по стране. Когда осенью 2014-го после войны в Луганск стали возвращаться жители, света почти нигде не было и работала одна единственная радиостанция «Радио Новороссии», на этой волне звучала песня Канцлера Ги, написанная в фандоме «Отблески Этерны». Песня называется «Романс Ротгера Вальдеса», поется от имени талигойского адмирала Вальдеса, который взял в плен дриксенского адмирала Кальдмеера. Перед нами выдуманные персонажи из выдуманной вселенной, но это не мешает оценить талантливое исполнение.

Песни иллюстрируются видеорядом. Это может сделать любой участник фандома, сообразуясь со своими вкусами и видением книги. Если поется о море, можно взять отрывки из фильмов о море, о пиратах, о морских битвах. Используются фильмы русские и зарубежные, мультфильмы и аниме, другие видеоклипы. Результат выкладывается в блоге, на ютубе, на любом сайте, и поклонники могут оценить его и обсудить. В частности, для упомянутой песни Канцлера Ги использовались кадры из фильма «Повелитель морей» и сериала «Отчаянные романтики»

При всей красочности и популярности песен они составляют незначительную часть литературного творчества фандома. Фандомная проза гораздо интересней.

Один из самых распространенных сюжетных ходов – дописать, что было дальше. Не каждый автор как Дюма доводит героев до могилы, в большинстве случаев остается простор для фантазии, увлеченному читателю есть чем заняться. Еще один распространенный вариант – спасти персонажа. Читателю не хочется, чтобы Констанция погибла, хочется, чтобы она осталась жива, вышла замуж за д'Артаньяна и жила с ним долго и счастливо. Такой читатель берет и пишет на эту тему рассказ, повесть, роман, хоть поэму гекзаметром, если хватит умений и увлеченности, а современные технологии позволяют найти благодарную аудиторию.
Исходное произведение называется канон, а возникшие на его основе переработки называются фанон. Отталкиваясь от сюжета канона, фанаты пишут предысторию и пост-историю, разрабатывают разнообразные боковые ответвления сюжета. Какое-нибудь событие, упомянутое автором в одной строке или даже в придаточном предложении, можно развернуть в произведение любого размера и жанра. Можно написать канонный сюжет с точки зрения другого персонажа. История о подвесках, рассказанная миледи, кардиналом, Гримо или Арамисом, будет отличаться от версии Дюма. Игры с жанрами еще добавляют вариантов. Исходный сюжет можно пересказать как мелодраму, готический роман, детектив, боевик, юмористическую фантастику, космооперу и так далее, насколько хватит фантазии. Огромные возможности таит АУ – альтернативный универсум, где описывается что было бы, если бы: если бы храбрый гасконец приехал в Менг на час раньше или на час позже, если бы он свернул на другую улицу и проехал мимо дома Бонасье. В каждой точке сюжета возможны разные варианты. При этом можно стараться свести сюжет к канону, а можно полностью уйти от канона и создать совсем другое произведение.

Все эти версии можно реализовывать, стараясь сохранить характер персонажа, а можно сознательно уйти от этого. Констанция – королева, Анна – камеристка, что тогда будет? Портос – граф де Ла Фер, он женится на Анне де Бейль, а Атос встречается с госпожой Кокнар, как будут развиваться события? К этой разновидности примыкает кроссовер, обмен персонажами, когда герои одного канона разыгрывают сюжет другого. Атос и д'Артаньян оказываются на Бейкер-стрит, 221б, и должны расследовать дело собаки Баскервилей, а Холмс и Ватсон живут в Париже 17-го века и должны вернуть подвески из Англии. Если наложить на это жанровое разнообразие, получается огромное число вариантов, которое никогда не реализуется до конца.

Фандомы обычно стараются ввести в рамки эту деятельность. Довольно регулярно проводятся внутрифандомные конкурсы. Это может делаться по желанию раз в месяц или раз в три месяца, могут действовать постоянные конкурсы с неограниченным сроком набора произведений. Как правило для участия в конкурсе набирается команда, вводятся критерии принимаемых текстов и системы оценивания. Предлагаются задания разного уровня и сложности. Например, время – Констанция в Бетюнском монастыре ждет д'Артаньяна. Три категории: венок сонетов, повесть в стиле Джейн Остин от имени Констанции, рассказ в стиле ОГенри от имени настоятельницы монастыря. Произведения оценивают, подсчитывают баллы, пишут отзывы и рецензии.

Два раза в год, в июне и январе, происходит Фандомная Битва. Тут соревнуются команды разных фандомов. Подготовку начинают за несколько месяцев. В данном случае всё то же самое, но больше заданий и в гораздо больших масштабах. Обязательно нужно получить несколько оценок из других фандомов. Чтобы они прочитали и оценили ваш текст, вам надо прочитать и оценить их текст. Об этом договариваются заранее, как и о форме отзыва. Иногда достаточно расставить баллы, иногда нужно писать рецензию с обоснованием своего мнения.
Особенностью этой системы является то, что это всё делают люди без специального образования, далекие от литературы. Качество этих текстов по большей части ниже среднего, но сколько энтузиазма! После учебы или работы, ясными летними или ненастными осенними вечерами, добравшись до дома в переполненных маршрутках или метро люди включают компьютер и попадают в иной мир, живущий по своим законам. Люди, не могущие толком отличить композицию от кульминации, вслепую, наощупь вырабатывают какие-то эквиваленты древним риторическим терминам и применяют их в своей литературной деятельности, пишут сами и читают произведения других, иногда весьма длинные. Такая впечатляющая любовь к литературе должна быть отмечена.

Фандомная субкультура распространена в Японии, в англоязычных странах и начиная с девяностых приживается в России. Если говорить о корнях этого явления в Европе, нужно упомянуть в первую очередь Бальзака, который сама себе фандом. Альтернативные версии он не прописывал, но сюжет в одной реальности расписывал подробно со всеми ответвлениями. Первое по времени явление, которое уже имеет некоторые важные признаки фандома, это читательский успех рассказов Конан Дойля еще при жизни автора. Тут появляется важный элемент, который только усиливается в дальнейшем – взаимодействие с читателем. Читатель влияет на судьбу героя. Читатели пишут продолжения, пусть даже эти читатели – профессиональные писатели как Джон Диксон Карр или Рекс Стаут. Где фандом принимает свою классическую узнаваемую форму, так это в феномене толкинизма. «Властелин колец» был написан в 1948-м. В шестидесятые годы появляются произведения, посвященные роману, исследования эльфийских языков, атлас Сердиземья, описание погребальных обрядов разных придуманных Толкином народов и так далее. В семидесятые число таких публикаций растет, и ролевые игры в таком виде как мы их знаем, формируются среди толкинистов. Когда эта субкультура пришла в Россию, она вызвала тут интересную реакцию. Русские автор стали играть за черную сторону, писать книги о плохих эльфах и хороших орках. Самые известные произведения этого жанра - «Последний кольценосец» Еськова и «Черные книги Арды» коллектива авторов.

После описания самого явления переходим к творчеству Борхеса, в частности к его рассказу «Сад расходящихся тропок». Рассказ написан в 1941-м, опубликован в 1944-м. В рассказе говорится о древнем китайском авторе, который написал странный роман. В этом романе герои, умершие в одной главе, оживают в следующей, описывается происходящие в одно и то же время с одними и теми же людьми пир и битва. Выясняется, что автор хотел описать все возможные варианты развития событий с его героями. Из вышеизложенного ясно, что для канонного романа таким садом расходящихся тропок является фанонное творчество. Странный роман китайского автора стал реальностью. Его пишет коллективный автор – фандом. Пишется такой роман в течение нескольких лет, а то и десятилетий, дописать его до конца невозможно в принципе. Канон и фанон вместе реализуют все версии развития событий, описанных автором в сюжете. Автор выделил только одну тропинку, фанон дописывает остальные. Теоретически качество фика может быть как ниже, так и выше, чем у канона, но на практике талантливым авторам неинтересно тратить свое время на чужие вселенные, они создают свои.

Как мы видим, Борхес на кончике пера открыл, описал явление, которое в его время еще не существовало. Популярность Шерлока Холмса в сороковые годы ещё не могла дать материала для описания фандома и принципа его деятельности. Такое предвидение означает, что фандом как явление и идеи Борхеса, позволившие его предвидеть, имеют общие причины. Эти причины коренятся в западной культуре Нового времени, а именно в западном понимании свободы.

Базовая интуиция современной западной культуры это атомизированный индивид. В разных сферах этот образ воплощается по-своему. Общество понимается как соединение таких индивидов, общественные интересы – как равнодействующая частных интересов. Рыночная экономика возникает как результат частной экономической деятельности. В политической сфере такое понимание человека и общества приводит к либерализму, в сфере искусства – к постмодерну.

Основная ценность западного общества – свобода, понимаемая как свобода выбора. Соответственно, полнота бытия понимается как реализация всех возможных вариантов выбора. Западное общество всё дальше уходит от христианского понимания свободы как выбора между добром и злом. Для человека той культуры свобода это множество вариантов. Если человеку предлагается сто вариантов зла, он не свободен, но такое понимание уже давно стало неактуальным и даже непонятным. Отсутствие вариантов понимается как ограничение и несвобода, даже если все эти варианты ошибочны и вредны.

К чему это приводит в научной среде, писал в частности Свасьян. «Поймите меня правильно. Это не критика и не вкусовое суждение. Я просто констатирую факт. Прежде, чтобы стать философом, нужно было тщательно и мучительно осваивать исконные проблемы философии («тридцать шесть трагических ситуаций»). Сегодня философом может стать первый попавшийся проходимец, способностей которого только и хватает на то, чтобы ловко играть понятиями (Гуссерль жаловался в свое время, что философы переставляют понятия, как игроки переставляют карты или шахматные фигуры). В эпоху взбесившегося либерализма ведь все могут всё. Вот вы, скажем, опубликуете этот разговор в вашем журнале, и если в нем есть рубрика читательских писем, то можно заранее предугадать, что там будет твориться. Каждый, кому не лень, воспользуется своим правом на мнение, забыв, что кроме права на мнение есть же еще и долг знать то, о чем говоришь. Когда я преподавал философию в Инсбрукском университете, мне пришлось пережить и выстоять студенческую демократию. Это было на семинаре по теории познания. Я говорил о Платоне и неоплатонизме, как вдруг один студент принялся мне возражать. Я попытался в мягкой форме внести ясность, заметив, что его представления о теме произвольны и что, прежде чем рассуждать о Платоне, неплохо бы почитать Платона. Реакция оказалась острой. Он сказал, что таково его мнение. На что мне пришлось напомнить ему, что мнения свои он волен высказывать где угодно, но только не здесь, в университетской аудитории, в которой (по крайней мере в отведенные мне часы преподавания) мнениям нет места, а есть место знаниям, или если мнениям, то таким, в основе которых лежат знания. Не думает же молодой человек, что на экзамене мне вдруг пришло бы в голову оценивать его мнения! После этого стало вдруг тихо, и он обвинил меня в тоталитаризме. С чем я охотно и согласился, призвав его тут же проверить свою оценку на таблице умножения, тоталитаризм и нетолерантность которой возмутительны сверх всякой нормы. Мне потом сведущие коллеги сказали, что мне повезло, потому что у большинства студентов было, очевидно, хорошее настроение и им, вероятно, пришелся по душе чудак-профессор, осмелившийся им перечить. Это невероятно, но большинство профессоров боятся студентов и заигрывают с ними.» (http://ivanov-petrov.livejournal.com/628367.html)

К чему этот подход приводит современное искусстве, показывает в частности фандом. Сама его структура утверждает равный статус всех версий сюжета. Если прежде суть работы автора сводилась к отбрасыванию лишнего, к отсеиванию негодных вариантов, то теперь все варианты вызываются из небытия и существуют на равных. Традиционно для творца свобода – воплотить один-единственный самый лучший, правильный, истинный вариант произведения. Фандом же показывает, что это всего лишь один из вариантов, ничем принципиально не лучше остальных.

Хочу еще раз подчеркнуть – не фандом виноват в этом. Указанное понимание свободы стало пробивать себе дорогу в 16-м веке и расцвело буйным цветом в последние сто-двести лет, проникнув в философию, политику, экономику, искусство. Разумеется, фандом не мог быть причиной этого, само появление фандома является следствием этих процессов.

Фандом не может стоять в стороне от процессов, идущих в обществе, и в своей деятельности отражает явления, которые происходят и в профессиональном искусстве. В частности, о перемене отношения к автору и авторскому тексту писал Кундера в «Нарушенных завещаниях» на примере Кафки. Произведения Кафки печатают вместе с дневниками, отрывками, письмами, публикуют подряд все возникшие тексты в хронологическом порядке. Та пена дней повседневности, которую Кафка как писатель превратил в художественное произведение, снова выходит на первый план и полностью поглощает рассказ как эстетическое и литературное явление, причем это делает не сообщество фанатов, а сообщество профессиональных литераторов и ученых-гуманитариев.

Таким образом, фандом можно рассматривать как модель общества, где процессы идут быстрее и нагляднее. Для исследователя современной культуры использование этой модели может быть очень плодотворным.
Tags: фандом
Subscribe

  • То, что радует сердце

    Чудесной Сэй-Сёнагон тысячу лет назад. "Прекрасное изображение женщины на свитке в сопровождении многих искусно написанных слов. На обратном…

  • То, что дорого как воспоминание

    Засохшие листья мальвы. Игрушечная утварь для кукол. Вдруг заметишь между страницами книги когда-то заложенные туда лоскутки сиреневого или…

  • То, что заставляет сердце сильнее биться

    "Как взволновано твое сердце, когда случается: Кормить воробьиных птенчиков (*72). Ехать в экипаже мимо играющих детей. Лежать одной в покоях, где…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • То, что радует сердце

    Чудесной Сэй-Сёнагон тысячу лет назад. "Прекрасное изображение женщины на свитке в сопровождении многих искусно написанных слов. На обратном…

  • То, что дорого как воспоминание

    Засохшие листья мальвы. Игрушечная утварь для кукол. Вдруг заметишь между страницами книги когда-то заложенные туда лоскутки сиреневого или…

  • То, что заставляет сердце сильнее биться

    "Как взволновано твое сердце, когда случается: Кормить воробьиных птенчиков (*72). Ехать в экипаже мимо играющих детей. Лежать одной в покоях, где…