Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Categories:

Мураками

Захлестнувший меня японский вал еще не схлынул. Самое интересное уже было, но так, кое-что по мелочи осталось.

Образ всемирного зла в "Хрониках Заводной Птицы"

Главный герой, Заводная Птица, соотносится с двумя другими персонажами романа. Как сидящий в колодце он уравнивается с лейтенантом Мамия (и в последнем сне девушка-медиум говорит главному герою, что у неё родится ребенок, чей отец наполовину он, наполовину лейтенант Мамия). Пятно на щеке соотносит его с врачом-ветеринаром японской армии из манчжурских событий времен войны.

Все три персонажа противостоят какому-то злу. Самое неясно очерченное зло - это противник главного героя Нобору Ватая, молодой современный японский экономист, медиа-деятель и будущий политик. Заводная Птица его интуитивно не переносит, ощущает как чуждую и враждебную сущность, но это почти всё. Ещё ему можно вменить виртуозное умение манипулировать людьми и какие-то сексуальные извращения, но каким образом это может так сильно повредить миру, явно не прописано.

Ветеринар сталкивается с гораздо более определенным злом - со своей же армией. В двух самых важных эпизодах романа, где торжествует абсурдное зло бытия, описываются действия японских военных, причем не произвол их, а точное выполнение приказа. Эта сила несёт насилие и смерть и людям, и животным, и американцы со своими бомбами и подлодками на этом фоне вообще не смотрятся.

Но самый страшный страх и ужасный ужас тот, с которым столкнулся лейтенант Мамия. Это советский офицер НКВД, русский ГУЛАГ и советский офицер в русском ГУЛАГе. Даже комментировать не хочу. По Солженицину написано (это не метафора), вот всё, что тут можно сказать.

В романе показаны три варианта одного и того же противостояния. Главное действие разворачивается в наши дни, и победой закончился только этот один из всех трех поединков. Исток же всех бед лежит в прошлом, в период войны и довоенное время - тут автор чуток. Но что именно тогда произошло, он либо искажает, либо искренне не улавливает. Самое плохое, что было тогда и что продуцирует все несчастья на поколения вперед, - это японская военщина и советская карательная система. По яркости картинки СССР конечно ад на земле, японские милитаристы блёкнут рядом с ним, а американцы вообще тушуются до полной незаметности.

Ну вот. Причины такой большой популярности этого автора среди нынешнего нашего креативного класса очевидны. Работа мастера. В литературном отношении близко к идеалу художественной реализации либеральных идей.

Нельзя не вспомнить
Tags: Мураками, Япония, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments