Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Category:

Психопаспорт

Аниме, антиутопия. Краткий сюжет можно узнать где угодно в сети. Поговорим об идейном содержании произведения.

Как учат на уроках истории, в Китае, культурном родителе Японии, много веков мирно сосуществовали три религии - даосизм, буддизм и конфуцианство. Все три идеологии демонстрирует и японский сериал.

Дао это непереводимое понятие со множеством значений. Дао это путь, которому следуют все вещи, рождаясь и умирая. Дао это основа мира и общества. Дао также можно перевести как правило, право, закон. Именно этот Закон-Дао показан в фильме. Следователь Цунэмори с таким уважением относится к закону, потому что для нее это не вариант общественного договора, сложившийся в обществе по воле людей, а высший мировой Закон сакральной природы. В китайской философии Дао принципиально непостижимо, ему нельзя дать никаких положительных определений, то есть нельзя сказать про Дао, хорошо оно или плохо, морально или аморально. Но это значит, что человеку всё равно, морально Дао или аморально. Когда Цунэмори узнаёт, что закон в их обществе это ложь и насилие, она всё равно остаётся верна ему. Русский или европеец считает, что он морально обязан бороться со злом, даже если оно принимает форму закона. Японец же считает, что он морально обязан подчиняться закону, даже если он принимает форму зла.

Главный отрицательный герой, Макешима, борется с этим японским пониманием мира, опираясь на европейскую традицию. Для Макешимы главное - личность и полнота бытия личности. Он недаром всё время цитирует то Оруэлла, то Свифта. Борьба за свободную личность против общества в разных его формах - центральная европейская идея Нового времени. Однако Европа знает только один способ реализации личности - путём уничтожения общества. По этому пути идёт Макешима, других вариантов не дает ни Европа, ни Япония. Путь этот рисуется кровавым и ужасным, но опасно привлекательным. По сути только одна Цунэмори смогла устоять перед соблазном.

Буддизм учит, что чувства, каковы бы они ни были, добрые или злые, одинаково плохи, потому что отвлекают человека от бесстрастности и созерцательности, не дают ему выполнять свой долг. Характерно, что погоню Когами за Макешимой все герои воспринимают не как борьбу за справедливость, за попранный закон, за униженных и убитых Макешимой, а единственно как разгул чувств. "Вы поддались гневу, вы забыли свой долг и пошли на поводу у чувств". Даже друзья Когами трактуют его поведение таким образом. Когами такой мужественный, молчаливый, подчеркнуто бесстрастный, и мне поначалу было странно слышать в его адрес эти упреки в потакании эмоциям, но на самом деле этот взгляд на вещи глубоко укоренен в японской культуре.

Конфуцианство объявляет почитание родителей первой и основной добродетелью. Все формы человеческого общества берут своё начало из уважения к родителям. Это качество надо воспитывать в себе прежде всего, оно является основой личности, города, государства. Эту черту японского менталитета иллюстрирует Гиноза. Когда он в конце фильма примиряется с отцом, исчезает его надломленность, внутренняя тревога, неуверенность в себе. Он служит адской машине, льёт кровь людскую как воду, испытывает и причиняет страшную несправедливость, укрепляет систему небывалого рабства, но это всё не имеет значения, раз он почитает отца. Уважение к родителям - основа здоровой личности, что и показано на примере Гинозы.

Анализ этих идей показывает, что несмотря на киберпанковский антураж и множество цитат из европейских классиков перед нами совершенно японское по духу произведение. Надо ли говорить, что японцы так видят мир безо всяких киборгов и фантастических допущений. Авторы фильма довели некоторые мысли до логического конца, но мысли эти родом из японской (китайской) культуры. Они всё время так живут.
Tags: Дао, Китай, Япония, аниме, буддизм, конфуцианство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments