April 6th, 2021

Заседания ФМО в апреле. Важно!

Заседания ФМО в апреле. Важно!

Дорогие друзья, 7 апреля Философское монтеневское общество не собирается, доклада не будет!

Ближайший доклад состоится 14 апреля. Тема доклада «А. Бадью и Д. Бонхеффер: проповедь постсекуляризма».

21 апреля состоится доклад на тему «Поэтика сновидений В. Набокова».

Ждем вас в эти дни в 14.30 в Русском центре библиотеки Горького!
http://oduvan.org/nashi-proekty/fmo/zasedaniya-fmo-v-aprele-vazhno/

Схема истории и ее заполнение

Серия исторических романов Дмитрия Балашова «Государи Московские» в дни моего детства публиковалась в Роман-газете. У нас дома был «Симеон Гордый» и «Ветер времени». Эти две книги сформировали мое представление о Руси и Византии XIV века. Все последующие исторические исследования о том времени накладывались на основу, полученную в результате чтения этих книг.

Эти романы находятся в середине цикла. Что было раньше и позже, я в тот формативный период не знала, а потом, когда смогла найти в библиотеках и Интернете, очарование прошло, стиль показался нарочито упрощенным и псевдонародным, сюжет запутанным, так что эмоциональной вовлеченности не возникло. Более того, попытка перечитать эти две любимые книги тоже не удалась. Я поскорее оставила эту затею, чтобы не разрушить образы, которые сохранились в памяти: сын Ивана Калиты князь Симеон Гордый, владыка Алексий, Сергий Радонежский, непобедимые литовские братья Ольгерд и Кейстут.

Князь Симеон Гордый показан человеком, который постоянно терзается нелегким моральным выбором, но несмотря на размышления, сомнения и метания, всегда находит силы сделать что нужно вовремя и наилучшим образом (в отличие от романтических героев, которые ко второй части никогда не приступают). Это очень востребованная модель поведения в моей жизни, и я всегда радуюсь, когда встречаю ее у кого-то еще.

Митрополит Алексий – главный герой романа «Ветер времени», действие которого разворачивается после смерти князя Симеона. Алексий оказывается фактическим правителем Руси из-за малолетства наследника. Именно он собирает и сохраняет государство, решая попутно ряд внешнеполитических задач. В результате боев на этом международном дипломатическом фронте Алексий оказывается в плену у литовского князя Ольгерда, желающего сделать митрополитом Киевским и Владимирским своего человека. После нескольких месяцев плена Алексию удается бежать из Киева в Москве.

Один эпизод из истории побега врезался в мою память так сильно, что двух женщин из этого эпизода я помню до сих, хотя они очерчены буквально двумя предложениями каждая. Это старушка с молоком и жена боярина, которая раскрывается в последнем абзаце. Предлагаю своим читателям вспомнить этот отрывок, в котором все достоинства и все недостатки автора видны как на ладони: https://telegra.ph/Mestoblyustitel-prestola-04-06

Паломничество как чтение

В короткой книге «Паломничество в страну Востока» Гессе описывает на первый взгляд реальное физическое путешествие некоего братства. Однако второй слой этого образа – метафорическое изображение чтения. Во всяком случае, я читаю именно так, это как будто описание моей библиотеки на читалке:

«Рассказ мой дополнительно затруднен и тем, что шли мы, как известно, не только через пространства, но и через времена. Мы направлялись на Восток, но мы направлялись также к Средневековью или в Золотой Век, мы бродили по Италии, по Швейцарии, но нам случалось также останавливаться на ночь в Х столетии и пользоваться гостеприимством фей или патриархов. В те времена, когда я оставался один, я часто обретал ландшафты и лица из моего собственного прошлого, прогуливался с невестой былых лет по лесистым берегам над верховьями Рейна, бражничал с друзьями юности в Тюбингене, в Базеле или во Флоренции, или был снова мальчиком и пускался со школьными товарищами на ловлю бабочек или подслушивал шорох крадущейся выдры, или же общество мое состояло из персонажей любимых книг, рука об руку со мной на конях ехали Альманзор и Парцифаль, Витико, или Гольдмунд, или Санчо Панса, или еще мы гостили у Бармекидов. Когда я после всего этого нагонял в какой-нибудь долине наш отряд, слушал гимны братства и располагался для ночлега перед шатром предводителей, мне сейчас же делалось ясно, что мой возвратный путь в детство или моя прогулка верхом в компании Санчо строго необходимым образом принадлежат к паломничеству».

Когда я начала писать, хоть и не беллетристику, а научные тексты, начал срабатывать и последний пункт – все развлечения и отвлечения, повороты на окольные пути оказываются строго необходимыми, могут и должны использоваться в работе, так что паломничество становится еще и метафорой творчества, написания текста, что подтверждается и финалом произведения.

Еще интересно, что таким же образом путешествуют Муген, Дзин и Фуу в «Самурай Чамплу», а также Доктор Кто в своих бесконечных странствиях. Когда я героически смотрела этот сериал, мне такое сравнение не пришло в голову, а ведь оно напрашивается. Наш постмодерн, эпоха кроссвордов, не так далек от нашей высокой классики, во всяком случае, по форме.

Новый Жюль Верн

Аниме-сериал «Доктор Стоун» – это фактически Жюль Верн наших дней. В нем есть всё, чем прославился французский писатель: любовь к науке, вера в ее преобразовательную силу, фигура ученого – теоретика и инженера. Главный герой Сэнку обладает познаниями Пагнеля, навыками Сайреса Смита и железной волей Робура-завоевателя. По законам жанра история воссоздания цивилизации с нуля в каменном веке разыгрывается типичными аниме-персонажами, с горящими глазами и пышными формами.

Если нужно показать детям, чего наш мир хочет от науки и за что мы любим Жюль Верна, то «Доктор Стоун» – отличный выбор.

Японская трудовая этика

Для тех, кого интересуют ментальные основы японского экономического чуда, создан второй сезон аниме-сериала «Клетки за работой. Темная сторона». В первом сезоне показывали, как организм борется с раком, и это было весело, динамично и позитивно. Во втором сезоне имеет место всего лишь стресс, недосыпание, ожирение, алкоголизм и алопеция, и это мрачный мрак апокалиптического размаха. 16+.

В этих нечеловеческих условиях все дружно работают ради долга, чести и общего блага. Неоднократно показывается смерть отработавших 30 лет клеток, после которой ничего, кроме всеобщего уважения и достойного примера. Оставшиеся, сцепив зубы, начинают превозмогать еще активней.

Этот сериал – японская вариация на тему Макса Вебера и его знаменитой книги «Протестантская этика и дух капитализма». Не только протестантская этика двигает прогресс, но и самурайская тоже много чего умеет.

Вопрос к друзьям

Ищу фильмы, похожие на «Трассу 60», чтобы была инициация героя в коротких несложных историях, ярко, доступно, с четким финалом.
Все советы будут приняты с благодарностью.