January 5th, 2021

Боевик «Азова» с «молотом Гитлера» в руках

Нина ИЩЕНКО

По сообщение интернет-издания Zaborona 11 декабря 2020 года в киевском Дворце культуры на Шулявке состоялся Heretic Fest. Хотя раньше подобные мероприятия посещали гости из разных стран, в 2020 году из-за карантинных мер приехали только группы из России и Украины.

Как пишет общественный деятель Эдуард Долинский, гвоздем программы стала российская группа «М8Л8ТХ», название которой можно расшифровать как «Молот Гитлера», вокалистом которой является боевик «Азова» Алексей Левкин, принимавший участие в боевых действиях в Донбассе.

Россиянин Алексей Левкин является ключевой фигурой в лоббистских усилиях «Азова» по предоставлению украинского гражданства иностранным ультраправым соратникам, которые вступили в их ряды. Он также является одним из основателей неонацистской организации «Wotanjugend», члены которой прославляют Адольфа Гитлера, героизируют ультраправых боевиков, транслируют идеологию ненависти на Украине.

Концерт в Киеве – печальное свидетельство того, что идеология ненависти находит сторонников во всем мире. Это не единичное явление, концерт проводится на регулярной основе, и объединяет людей общих ценностей из Украины, России и Европы.

Эти общие ценности представляют собой симулякр неонацистской идеологии. Обычные горожане, офисные работники, обитатели соцсетей в свободное время приходят на подобные концерты, показывая миру и себе собственную значительность. Некоторым просто нравится тяжелый металл, некоторые прочитали в паблике альтернативную историю мира, Европы и России, и пришли на концерт, чтобы встретиться с единомышленниками.

Что же мешает отнестись к этому явлению как к одному из неизбежных следствий культурного разнообразия современного мира? Кто-то играет в эльфов и гномов, а кто-то в истинных арийцев. Это музыкальное культурное мероприятие, какое до этого дело окружающим?

Дело в том, что подобные точки сборки, устроенные по сетевому принципу, с активным костяком и сменной периферией случайных людей, выполняют в обществе три важные функции. Это источники распространения идеологии ненависти, точки коррекции исторической памяти и часть работы по легализации насилия в обществе. Все три аспекта взаимосвязаны и усиливают друг друга. Такая работа особенно опасна на Украине.

Неонацистская идеология опасна не символикой и магией цифр. Основной признак неонацистской идеологии – расчеловечивание какой-то группы населения и легализация насилия по отношению к этой группе. На Украине такой расчеловеченной группой населения являются русские, и насилие по отношению к ним легализуется все годы войны в Донбассе. Как написал председатель СП ЛНР Глеб Бобров: «Кровь пролитая одними жителями Украины ради принципов «суверенітету та територіальної цілісності» и прочего «АрМоВира» – это, разумеется, серьезные разломы, но ещё и не «сумерки богов». Цивилизационный разлом начинается тогда, когда общество достигает консенсуса – некого внутреннего договора, что, мол, вот этих и этих граждан можно убивать и грабить по таким-то и таким-то критериям и это теперь не считается преступлением, нарушением правил ведения войны и чего-то там ещё, ибо отныне таковые граждане больше не считаются людьми. Критерии могут быть любыми: паспорт, мировоззрение, язык, вероисповедание, территория, и так далее. Термин «убивать» здесь не фигура речи. Убивать последовательно и целенаправленно можно индивидуально и выборочно, как, например, писателя Олеся Бузину, мариупольского журналиста Сергея Долгова и тысяч других «несогласных» ликвидированных демонстративно, умерших «при невыясненных обстоятельствах», или «пропавших» и «прикопанных» в бесчисленных украинских посадках. Ещё убивать можно оптом, не разбирая лиц и полов, как в одесском Доме профсоюзов или под неизбирательными ударами ствольной и реактивной артиллерии по городам и поселкам Донбасса. Всех этих выведенных за скобки юрисдикции граждан убивать можно вот уже седьмой год подряд, ибо народ Украины так внутри себя договорился».

На Украине неонацистская идеология ненависти из постмодернистской игры с символами превратилась в реальность, причем сразу на двух направлениях. Украина воюет с Донбассом в реальном времени и работает над изменением исторической памяти о Великой Отечественной войне. Усилиями украинского правительства и общественных организаций за последние годы обесценены и отодвинуты на периферию культуры такие образы как воин-победитель фашизма, советский партизан, подпольщик и другие. Эти фигуры вытесняются в область семейной памяти, исторической памяти локальных сообществ, а на официальном уровне героизируются украинские нацисты и коллаборанты Степан Бандера, Роман Шухевич и другие. На фоне государственной политике по героизации украинских нацистов один концерт в одном клубе выглядит довольно невинно. Однако нужно учитывать, что это еще одна точка трансляции идеологии ненависти и еще один элемент системы по легализации насилия в обществе.

Идеология ненависти работает на расчеловечивание какой-то группы населения, избираемой по расовому, языковому, национальному признаку. На Украине такой группой являются русские и русскоязычные. Продвижение нацистской идеологии в стране, на территории которой разворачивались масштабные бои с нацистами, возможно только при значительной трансформации исторической памяти, и над этим украинская культура последовательно работает в течении нескольких десятилетий, проводя мероприятия, выпуская книги и фильмы, проводящие мысль о том, что по отношению к русским в украинской истории допустима любая несправедливость, дискриминация, насилие вплоть до убийства. Легитимация насилия по отношению к расчеловеченной группе населения в настоящее время – логичный следующий шаг, который делает украинское общество.

Не хотелось бы увеличивать значимость маловажных событий вроде этого концерта на периферии культуры. Подобные певцы и аудитория существуют и в других странах, включая Россию. Однако именно на Украине это явление из маргинального имеет все шансы стать мэйнстримом, потому что на Украине стало государственной политикой приучение общества к насилию по отношению к той же этно-культурной группе, которая играла эту роль для Гитлера и истинных арийцев прошлого столетия. Концерт в Киеве – тревожный знак для украинского общества, еще один повод задуматься, еще одно направление работы по очеловечиванию культурного пространства. Люди Донбасса не устают надеяться, что на Украине возникнут силы, готовые этим заниматься.

http://lugansk1.info/105520-boevik-azova-s-molotom-gitlera-v-rukah/

Что знает Оливия?

Мини-сериал 2014 года о замученной жизнью провинциальной учительнице, которая наносит ответный удар, постоянно в течение многих лет угрызая окружающих. Это тема произведения. Идея же сериала заключается в том, что никогда не поздно начать всё сначала. За минуту до смерти, в старости и в одиночестве, несмотря на свою вину и свои отрицательные качества, можно переродиться, стать новым человеком и войти в новый мир.

Тяжеловато для меня по стилистике – семейная драма, где все ругаются и всем плохо, но я досмотрела и выводы сделала. Кого интересует эта проблематика, смело можно смотреть.

Легенда о волках

Полнометражный мультфильм «Легенда о волках» (WolfWalkers) от создателей «Песни моря» и «Тайны Келлс» я посмотрела на исходе 2020 года. Если кратко, то надежды не оправдались, не стоит.

Если немного подробней, то главную претензию озвучила Марина Аницкая: в противостоянии природы и цивилизации, леса и города, волков и людей одна сторона окарикатурена до такой степени, что физически неприятно на них смотреть. Гарри Бардин отдыхает, это уже от меня. Основные моменты сюжета повторяют «Принцессу Мононоке», только в духе дня вместо мальчика сторону людей и их заводов представляет девочка, на лицо столь же ужасная, сколь и другие представители ее вида.

К сомнительным, но плюсам произведения может быть отнесено то, что в нем изображается лорд-протектор Оливер Кромвель. Советскому читателю он знаком в первую очередь по продолжению «Трех мушкетеров» и больше особо нигде не встречался. Здесь он есть и показан таким великим и ужасным, что понимаешь Змейка из «Школы в Кармартене» – хочется сделать ему кровопускание.

Не скажу, что впустую потраченное время, но пересматривать точно не захочется.

Ривер: хорошее начало

И печальный финал. Сериал «Ривер» рассказывает о полицейском в современном Лондоне, только это не Лондон Шерлока, а Лондон мигрантов и мелких наркоторговцев, зимнее, печальное и унылое место. Ривер настолько тонко чувствует ситуацию, что визуализирует свои размышления в виде людей, о которых думает, и по-настоящему с ними общается. Правда, ни один из них не говорит ему того, чего он сам не знает, но и того, что есть, хватает для раскрытия дел. Помогает лучше развешивания документов на прозрачной стенке.

Сериал недлинный, детективный сюжет свой в каждой серии плюс сквозной на весь сериал. Будни уставших замученных жизнью людей в юридической и правоохранительной системе показаны достоверно. Единственный минус, который на мой вкус испортил всё дело, это инцест как разгадка или разгадка в инцесте. Старое доброе убийство за наследство или передел сфер влияния между бандами – это слишком банально в наши дни, чтобы задело за живое, нужен притянутый за уши инцест, причем в самом неожиданном месте. Я бы простила весь психоанализ, проговаривание проблем и примирение с подсознанием в группах поддержки, в конце концов, я смотрела «Элементарно», но вот эта вот разгадка в финале – нет, не могу.

Ривера играет Стеллан Скарсгард, один из любимых актеров Ларса фон Триера, широкой публике известный как Билл Прихлоп Тёрнер из сериала о пиратах Карибского моря. Он умеет, и лучше бы его использовали с большим КПД.

Ход королевы: всё на месте

«Ход королевы» – самый успешный сериал Netflix о девочке из детдома, которая стала шахматной чемпионкой мира, победив страшного русского гроссмейстера. Этот сериал ругали за Повестку Виктор Мараховский и Егор Холмогоров, так что начинала я его с опаской.

Всё оказалось далеко не так плохо, как я боялась. Повестки (феминисткой и ЛБГТ-темы) там гораздо, в разы меньше, чем даже в детском сериале «Баффи – истребительница вампиров», который я всё же пережила двадцать лет назад.

Сериал хороший. Не зря на Украине нашлась авторка, считающая его достойным запрета: идеализация СССР удалась на славу. Причем от исторической правды авторы не отступили, и честно воспроизвели не самые лучшие черты тогдашней действительности: спецслужбист при спортсмене в заграничных поездках, богатейшие застолья для узкого круга и даже низкопоклонство перед Западом. И в то же время, наряду с серыми и ненарядными людьми в Москве, показано массовое увлечение шахматами в Союзе и спортивное содружество советских шахматистов. И жизнеутверждающий финал: искусство должно принадлежать народу, и оно принадлежит народу, и главная героиня это поняла.

Возможно, Егора Холмогорова зацепило, что в фильме постоянно употребляется слово «советский» и никогда – «русский». Не Россия, а Союз, не гениальный русский шахматист, а советский гроссмейстер. Но в этом тоже есть правда жизни, хоть может быть и неприятная.

Не шедевр всех времен, но рост популярности шахмат после него абсолютно понятен. Хороший, добротный фильм, можно смотреть.

Карамзин в Кёнигсберге

Дневники, письма, путевые записки сейчас не так популярны, как в XVIII веке, но и для нашего современника они имеют свою прелесть. «Письма русского путешественника» Карамзина сейчас даже интересней читать, что в 1789 году, когда он отправился в свое путешествие, потому что помимо географического пути добавляется перемещение во времени, и получается маленькое чудо:

«Кенигсберг, июня 19, 1789

Вчера в семь часов утра приехал я сюда, любезные друзья мои, и стал вместе с своим сопутником в трактире у Шенка.

Кенигсберг, столица Пруссии, есть один из больших городов в Европе, будучи в окружности около пятнадцати верст. Некогда был он в числе славных ганзейских городов. И ныне коммерция его довольно важна. Река Прегель, на которой он лежит, хотя не шире 150 или 160 футов, однако ж так глубока, что большие купеческие суда могут ходить по ней. Домов считается около 4000, а жителей 40 000 -- как мало по величине города! Но теперь он кажется многолюдным, потому что множество людей собралось сюда на ярманку, которая начнется с завтрашнего дня. Я видел довольно хороших домов, но не видал таких огромных, как в Москве или в Петербурге, хотя вообще Кенигсберг выстроен едва ли не лучше Москвы.

Здешний гарнизон так многочислен, что везде попадаются в глаза мундиры. Не скажу, чтобы прусские солдаты были одеты лучше наших; а особливо не нравятся мне их двуугольные шляпы. Что принадлежит до офицеров, то они очень опрятны, а жалованья получают, выключая капитанов, малым чем более наших. Я слыхал, будто в прусской службе нет таких молодых офицеров, как у нас; однако ж видел здесь по крайней мере десять пятнадцатилетних. Мундиры синие, голубые и зеленые с красными, белыми и оранжевыми отворотами».

Карамзин в Кёнигсберге

Дневники, письма, путевые записки сейчас не так популярны, как в XVIII веке, но и для нашего современника они имеют свою прелесть. «Письма русского путешественника» Карамзина сейчас даже интересней читать, что в 1789 году, когда он отправился в свое путешествие, потому что помимо географического пути добавляется перемещение во времени, и получается маленькое чудо:

«Кенигсберг, июня 19, 1789
Вчера в семь часов утра приехал я сюда, любезные друзья мои, и стал вместе с своим сопутником в трактире у Шенка.

Кенигсберг, столица Пруссии, есть один из больших городов в Европе, будучи в окружности около пятнадцати верст. Некогда был он в числе славных ганзейских городов. И ныне коммерция его довольно важна. Река Прегель, на которой он лежит, хотя не шире 150 или 160 футов, однако ж так глубока, что большие купеческие суда могут ходить по ней. Домов считается около 4000, а жителей 40 000 -- как мало по величине города! Но теперь он кажется многолюдным, потому что множество людей собралось сюда на ярманку, которая начнется с завтрашнего дня. Я видел довольно хороших домов, но не видал таких огромных, как в Москве или в Петербурге, хотя вообще Кенигсберг выстроен едва ли не лучше Москвы.

Здешний гарнизон так многочислен, что везде попадаются в глаза мундиры. Не скажу, чтобы прусские солдаты были одеты лучше наших; а особливо не нравятся мне их двуугольные шляпы. Что принадлежит до офицеров, то они очень опрятны, а жалованья получают, выключая капитанов, малым чем более наших. Я слыхал, будто в прусской службе нет таких молодых офицеров, как у нас; однако ж видел здесь по крайней мере десять пятнадцатилетних. Мундиры синие, голубые и зеленые с красными, белыми и оранжевыми отворотами».

Дешёвый город Лейпциг, в котором куртизируют и платят безделку в библиотеке

Карамзин, «Письма русского путешественника».

«1789 год.
Говорят, что в Лейпциге жить весело, – и я верю. Некоторые из здешних богатых купцов часто дают обеды, ужины, балы. Молодые щеголи из студентов являются с блеском в сих собраниях: играют в карты, танцуют, куртизируют. Сверх того, здесь есть особливые ученые общества, или клубы; там говорят об ученых или политических новостях, судят книги и проч. – Здесь есть и театр; только комедианты уезжают отсюда на целое лето в другие города и возвращаются уже осенью, к так называемой Михайловой ярманке.

Для того, кто любит гулять, много вокруг Лейпцига приятных мест; а для того, кто любит услаждать вкус, есть здесь отменно вкусные жаворонки, славные пироги, славная спаржа и множество плодов, а особливо вишни, которая очень хороша и теперь так дешева, что за целое блюдо надобно заплатить не более десяти копеек.

В Саксонии вообще жить недорого. За стол без вина плачу здесь 30 коп., за комнату – также 30 коп., то же платил я и в Дрездене.

Почти на всякой улице найдете вы несколько книжных лавок, и все лейпцигские книгопродавцы богатеют, что для меня удивительно. Правда, что здесь много ученых, имеющих нужду в книгах; но сии люди почти все или авторы, или переводчики, и, собирая библиотеки, платят они книгопродавцам не деньгами, а сочинениями или переводами. К тому же во всяком немецком городе есть публичные библиотеки, из которых можно брать для чтения всякие книги, платя за то безделку.
Книгопродавцы изо всей Германии съезжаются в Лейпциг на ярманки (которых бывает здесь три в год; одна начинается с первого января, другая – с Пасхи, а третья – с Михайлова дня) и меняются между собою новыми книгами. Бесчестными почитаются из них те, которые перепечатывают в своих типографиях чужие книги и делают через то подрыв тем, которые купили манускрипты у авторов. Германия, где книжная торговля есть едва ли не самая важнейшая, имеет нужду в особливом и строгом для сего законе.

Вы пожелаете, может быть, знать, как дорого платят книгопродавцы авторам за их сочинения? Смотря по сочинителю. Если он еще неизвестен публике с хорошей стороны, то едва ли дадут ему за лист и пять талеров; но когда он прославится, то книгопродавец предлагает ему десять, двадцать и более талеров за лист».