September 19th, 2020

Сияние рая и огонь ада

Читаю о символическом слое в книгах Достоевского. Встретилось замечания в русле моих размышлений:
«Здесь уместно было бы вспомнить работу А. Каломироса «Река огненная», где автор утверждает, что райский свет и адский огонь — это один и тот же огнь Божией любви — разница лишь в том, как отзывается душа на эту любовь» (Касаткина, Священное в повседневном, с. 334).

Как сообщают в аннотации книги «Река огненная», «Александр Каломирос – современный греческий богослов и проповедник, автор многочисленных книг и статей по богословию и апологетике, ревностный защитник Православия, катехизатор в церковной общине Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова в Фессалониках (Элладская Церковь).
«Река огненная» – одна из самых значительных работ А. Каломироса. Она представляет собой резкую критику псевдохристианской концепции «мстительного» Бога, этого «рокового» заблуждения западного христианства, – заблуждения, ставшего, как это убедительно показано, питательной почвой для зарождения и распространения атеизма. Вместе с тем автор в доступной и яркой форме раскрывает святоотеческое учение о Боге как милостивом Отце, вдохновенно воспевает Его всесовершенную любовь и поясняет, что причиной ада и вечных мук является не благой Бог, а сами нераскаянные грешники, их собственное злое волеизъявление».

Неудачный фанфик

Во время болезни, когда душа немного разоружена и хочет сладкого, читается и смотрится такое, на что в обычном состоянии не потратила бы и минутки. В буквах это оказался Пелевин, а в кино – «Смерть приходит в Пемберли». Трехсерийный фильм ВВС, продолжение «Гордости и предубеждения», события разворачиваются через шесть лет после свадьбы, и носят детективный характер.

Вот уж где унылое тоскливое действо. Создатели решили, что если любимые персонажи, да еще и в интерьере, то смотреть будут всё равно. Из всех артистов удачно подобраны только Уикхэм и Лидия, а Элизабет и Дарси – сплошной крик ужаса «Зачем вы это сделали?». Английские аристократки, которые сутулятся и машут руками, на фоне красивых пейзажей.

И очень жаль, что переводчики упустили возможность вставить в сцену объяснения крылатую фразу «Я старый солдат, и не знаю слов любви», а выдали какое-то корявое «Я старый солдат, и мои слова текут не плавно». Упустили единственную возможность примирить русского зрителя с этим скучным сериалом.

За что я люблю гуманитарные науки

За то, что в этом пространстве создаются такие вещи, как книга
Иванчик А.И. Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н. э. в античной литературной традиции: фольклор, литература и история. Москва, Берлин: Палограф, 2005.

Как сказано в аннотации, книга представляет собой обзор взаимоотношений греков и евразийских номадов в VIII-VII вв. до н.э. Примерно со второй четверти VII в. до н.э. начались вторжения евразийских номадов в западную часть Малой Азии. В результате у греков впервые установились с ними непосредственные контакты, которые продолжались несколько меньше столетия. Вторжения киммерийцев и появившихся позже скифов были существенным фактором, влиявшим на все стороны жизни греческих городов Малой Азии, и их упоминания сохранились как в произведениях архаических поэтов (например, Каллина), так и в разнообразных фольклорных преданиях.
Источник: https://historylib.org/historybooks/Askold-I--Ivanchik_Nakanune-kolonizatsii/

Скачивать, читать и радоваться. Это научный поиск, каким он должен быть, блестящий образец той логики, которая по капле воды позволяет догадаться о существовании Атлантического океана. Для меня лично предмет интересен тем, что действие как правило разворачивается в Северном Причерноморье, то есть в тех самых степях, где много веков спустя появились южнорусские города – Одесса, Николаев, Донецк и Луганск.

Женщины и благочестие

Во времена Киевской Руси создавались такие книги для священников, в которых более опытные собратья отвечали на вопросы о том, как и что нужно правильно делать. В числе прочего был вопрос о том, как же прививать церковную дисциплину неженатым мужчинам, ведь без женщины, которая заставит пойти в церковь и к причастию, мужчина сам ничего не сделает.

Оказывается, топос очень старый, и Иванчик упоминает его со ссылкой на Страбона, античного географа, который, как все тогдашние географы, был еще историком и этнографом:
«Конечно, признавать людей, живущих без женщин, «благочестивыми» и «капнобатами» – это совершенно противоречит общепринятым понятиям: ведь все считают женщин основательницами богобоязненности. Они и мужей своих призывают более ревностно почитать богов, справлять праздники и возносить молитвы. Редко найдешь какого-нибудь мужчину, который живет сам по себе и пре¬дан благочестию» (Страбон, книга 7, 3. 4).
Идея, по-моему, жива до сих пор.

Черное море как Океан

Всякий, кто знает древнегреческие мифы хотя бы по книжке Николая Куна, помнит, что для древних греков обитаемые земли со всех сторон омывает Океан. Однако далеко не каждый представляет себе, что это значит фактически.

Теория об Океане, омывающем землю со всех сторон, формировала такие житейские явления греческой жизни, как колонизация новых земель. С этой живучей теорией полемизировал Геродот в пятом веке до нашей эры, а на двести-триста лет раньше она была аксиомой – очевидностью, которая бросается в глаза, и которую невозможно не заметить.

Океан не просто омывает землю. Океан – это водная граница между миром живых и миром мертвых. Жить на берегу Океана – значит жить в пространстве хаоса, где отсутствует культура, где неоформленные жизненные проявления темных сил постоянно губят и разрушают любые достижения человека, от построек до социальных норм. Также очевидно, что пересечь Океан обычному человеку невозможно, так как переплывший Океан попадает в царство мертвых, а вернуться оттуда простому смертному не под силу.

Именно эти представления лежат в основе мифологической значимости и огромной популярности истории аргонавтов – они сделали невозможное, они переплыли Океан и вернулись обратно. Золотое руно – это волшебный предмет, за которым во всех сказках герой отправляет в царство мертвых, Медея, дракон и колхи – это обитатели иного мира, мира мертвых, где возможно всё невозможное в мире живых. Похищение Медеи предстает как похищение Ариадны из лабиринта – еще одного символа царства мертвых. Поскольку Океан омывает всю землю, Геркулесовы столпы, маркирующие конец мира живых, стоят и далеко на западе, и далеко на востоке – в этом долгое время не было противоречия.

Аллюзии можно множить. Загробная символика формирует то пространство мифа, в котором плывет Арго, и туда, и что характерно, обратно. Это возвращение – небывалое событие, которое простому смертному не повторить, для которого нужны дети богов.

Теперь мы можем оценить по достоинству ту мысль, которая выражена в заголовке поста. Как пишет Иванчик, долгое время греки считали Черное море частью Океана. Анализ гомеровских, догомеровских и постгомеровских текстов показывает, что грекам было известно только южное и западное побережье Черного моря, но они ничего не знали о северном и восточном его побережье. В этих условиях открытие северного берега Черного моря должно было произвести подлинный фурор – и оно его произвело.

Миф о том, что Черное море – часть Океана, Иванчик признает единственной причиной того, что Причерноморье не осваивалось целых двести лет с начала греческой колонизации. На фоне успехов на западе эта пауза особенно заметна, и никакого внятного объяснения ей до сих пор не было.

Осознание того, что Черное море – не Океан, многократно ускорило колонизацию, хотя прежние мифические представления не умерли, и античные географы еще много веков чертили выходы к Балтике и Северному морю (которые уж точно Океан!) по Днепру и Дунаю.

Семеро богатырей, криптии и Кухулин

Владимир Пропп в великолепной книге «Исторические корни волшебной сказки» связал сказку о спящей царевне и семи богатырях с обрядом инициации. Сказка Пушкина опирается как на немецкие, так и на русские версии, которые весьма архаичны. Богатыри, как мы помним, живут в особом доме и занимаются молодецким разбоем. Это древняя инициационная практика.

Инициация в архаических культурах – это обряд символической смерти, через которых проходят все юноши, чтобы стать мужчинами. Символический смысл инициации в том, что ребенок умирает, на его месте появляется взрослый мужчина, который уже признается воином, имеет право голоса и может жениться. На фактическом уровне инициация представляет собой ряд серьезных испытаний, которым подвергают молодых парней, живущих в мужском доме. Значительная часть этих испытаний заключается в том, что какое-то время они занимаются именно молодецким разбоем – грабят и убивают тех, кого смогут.

В ареале обитания индоевропейских народов известен такой обряд – это знаменитые криптии спартанцев. В ходе криптий молодые люди уходили из дома, бродили по дорогам, грабили и убивали илотов. На другом конце ареала обитания индоевропейских народов, у ирландцев, самое известное произведение литературы, «Похищение быка из Куальнге», описывает, как понятно из названия, похищение быка, которое совершается под предводительством Кухулина, великого богатыря и неженатого молодого человека. И хотя за быком идут через Маг Труйн и Туайм Мона воины нескольких королевств, в основе явно лежит всё тот же нехитрый сюжет молодецкого разбоя.

Воины-звери

Война, которой занимаются молодые еще не воины во время инициации, явно находится под покровительством Ареса, а не Афины. Афина – богиня мудрости, под ее водительством ведут войну разумную, где есть стратегия и тактика, цели и их достижение, и даже некие культурные нормы поведения по отношению к врагу. Арес же – бог войны, понимаемой как транс, кровожадный экстаз, в котором человек дерется как животное, угрызая противника зубами и раздирая его голыми руками. В этом состоянии человек похож на зверя, а согласно мифологическому мышлению, человек превращается в зверя.

В связи с этим сразу вспоминается, что имя Кухулин не дано герою при рождении, оно означает «Пёс кузнеца», и получено Сетантой за то, что он голыми руками убил пса кузнеца Кулана и должен теперь заменить ему собаку своей службой. Инициационное испытание просвечивает сквозь этот сюжет ярким светом.

В другом северном ареале обитания индоевропейцев, в Скандинавии, существовали вплоть до письменного времени воины-берсерки. Название это восходит к слову «медведь», и означает воина, который дерется без оружия, голыми руками, в священном трансе, делающем его неуязвимым.
Итак, во время инициации воины превращаются в медведей и собак. Скифы превращались в волков.

Скифы-волки

Потомками скифов, которых описывает Геродот, являются современные осетины. Язык и эпос осетин сравнивают с данными Геродота о скифах и получают хороший результат. Значительное место в эпосе осетин занимает описание балцев. Балц – это поход, который длится до семи лет, в поход отправляются молодые мужчины на следующий день после свадьбы. Очевидно, во времена Геродота до балца просто нельзя было жениться.

Молодые воины-скифы в таких походах воспринимались как волки. Найдены изображения воинов-волков, воюющих волков, волков, которые побеждают дракона. Надо ли напоминать, какое значение в индоевропейском культурном ареале имеет борьба с драконом, то есть змеем? Это центральный сюжет всей мифологии, и исполняют его волки.

Когда ученые наших дней обратились к античным известиям о войне киммерийцев со скифами, и узнали, что в некоем бою киммерийцев полностью разгромили волки, они не оставили этого сообщения без снимания. На основе этого древнего сюжета реконструирован реальный эпизод реальной войны, в которой поражение врагу нанесли скифские воины во время балца.

Глиняная книга

В 2017 года на заседании поэтического клуба Академии под руководством Андрея Кондаурова обсуждалась поэма Олжаса Сулейменова «Глиняная книга». Отчет о событии здесь: http://oduvan.org/%d0%bf%d0%be%d0%b4%d1%80%d0%be%d0%b1%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b8/glinyanaya-kniga-v-luganske/
Поэма сама по себе очень необычная, но нас сейчас интересует имя главного героя, хана Ишпакая.
Ишпакай – реальное историческое лицо, он упоминается в анналах эпохи Асархаддона, где рассказывается о поражении скифов. Как осмыслил этот сюжет Сулейменов – отдельный разговор, нам интересно, что имя Ишпакай-Ишпака-Шпака не зря похоже на слово «собака». Она именно и означает собака, что было понятно всем носителям иранского языка в то время.
Таким образом, воин-скиф мог быть не только волком, но и собакой. Это имя не было оскорбительным, оно имело примерно те же коннотации, какие сейчас имеет имя Лев – благородный, отважный, непобедимый.

Собака Калин-царь. Собака!

По поводу этой песни, на которую так рассердился Иван Васильевич, помещаю отрывок из книги Иванчика «Накануне колонизации»:

«Достаточно близкую аналогию предполагаемому мной развитию рассказа Полиена [о скифах-волках или собаках] можно найти и в русском фольклоре. В известной былине об Илье Муромце и царе Калине за последним закреплен эпитет «собака», употребляемый и в самых почтительных по отношению к нему репликах, и даже в речи самого царя. Как показал Р. Якобсон, эта странная особенность объясняется тем, что былинное «собака Калин» является калькой монгольского Ногай Калин и отражает имя и прозвание («толстый») знаменитого хана Ногая. Его имя, как и имя Ишпакая, означает просто «собака», и, будучи переведено на язык носителей фольклорной традиции, превращается в постоянный эпитет царя. Прозвище Калин, наоборот, было переосмыслено как его собственное имя» (Иванчик, с. 188 – 189).

Какое древнее знание, причем с какой точностью, может сохранить устное творчество! Сквозь века и вплоть до знаменитого фильма Гайдая.

Ядерный космический двигатель

Что-то я все больше вижу шумихи вокруг ядерного космического двигателя. Причем драйвером всего этого дела выступаем именно мы. Например:
https://german-kmw.livejournal.com/112316.html

Может быть это действительно просто пиар беспочвенный? Или это реальный результат? Знающие люди, поделитесь своим знанием.