September 2nd, 2020

Виртуальная книжная полка

Открыто на читалке сейчас:

1. В. Набоков. Приглашение на казнь.
Очень гностическая вещь. Базовые темы гностического мифа раскрыты идеально, просто поразительно. Двадцать лет назад я пила это полными горстями, вряд ли зная слово «гностики», а это ведь суть их доктрины: иллюзорность материального мира; соблазны материи, которыми души завлекаются в тела; два типа людей – гилики и пневматики; новозаветные аллюзии, которых я в студенческие годы не считывала совершенно, а тут есть прямая отсылка к сцене искушения в пустыне, не говоря уже о том, какая казнь является архетипической в христианском мире.
Независимо от того, читал Набоков что-то античное по этим вопросам или сам дошел, это великолепно, очень иллюстративно и догматически точно. И разумеется, речевые характеристики героев здесь прописаны очень хорошо. То есть не просто автор заявляет, что его герой – весь такой не от мира сего, выше этой серой жизни. Этот герой думает и говорит совсем иначе, чем все окружающие, это подчеркнуто, показано и удалось на славу.
Хорошо сделанная вредная вещь. Чужой, которого надо препарировать в костюме биологической защиты. К счастью, у меня за прошедшее время такой появился.

2. П. Брантом. Галантные дамы.
Дань увлечению романами Дюма в школьные годы. Автор – мемуарист XVI века, лично знал королеву Марго и господина де Бюсси, не говоря уже о множестве менее известных персон, не попавших в книги Александра Дюма. Не могу сказать, что мне нравится. Это тот случай, когда спасибо писателю, который всё это прочитал, обработал и создал волшебный эликсир нам на радость.

3. А. Чехов. Остров Сахалин.
Тоже мемуары. Давно собиралась.

4. И. Гобри. Лютер.
Попытка систематизировать свои знания об эпохе и персонаже. Мимо деятельности Лютера пройти невозможно, и многое я уже знала, но тут всё дается последовательно и связно. Картины массового помешательства на новой вере перекликаются с теми, которые мы видели в наши дни – в Киеве в 2014-м, в Минске сейчас. Автор, правда, чересчур большое внимание уделяет личности Лютера, можно было бы побольше про тогдашних немецких князей, которые всё это поддерживали.

5. Восток-Запад. Исследования, переводы, публикации. Выпуск 4.
Культурология последнего советского десятилетия, межкультурное взаимодействие с Востоком в широком смысле слова – Японией, Индией, Аравией, плюс стихи поляка о Китае, плюс дневник русского дворянина за 1802 год. Одним словом, портал в иные миры, для спокойного погружения и отрыва от реальности.

6. А. Иванчик. Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н. э. в античной литературной традиции: фольклор, литература и история.
Название говорит само за себя – чистое наслаждение для любителя античности. Цитаты из Гомера о доителях кобылиц, попутно решение вопроса, когда эфиопов стали отождествлять с неграми, сколько версий «Илиады» нам известно и почему, и так далее. Если бы я могла бросить всё, я бы бросила всё именно ради этой книги.

Не считая того, что читается по работе.

Жена Невельского

Из книги Чехова «Остров Сахалин», характеристика супруги Невельского – русский адмирала (1874 год), исследователя Дальнего Востока, основателя города Николаевска-на-Амуре, который доказал, что устье Амура доступно для входа морских судов и что Сахалин – остров.

«Жена Невельского, Екатерина Ивановна, когда ехала из России к мужу, сделала верхом 1100 верст в 23 дня, будучи больною, по топким болотам и диким гористым тайгам и ледникам охотского тракта. Самый даровитый сподвижник Невельского, Н.К. Бошняк, открывший Императорскую гавань, когда ему было еще только 20 лет, "мечтатель и дитя", – так называет его один из сослуживцев, рассказывает в своих записках:
"На транспорте "Байкал" мы все вместе перешли в Аян и там пересели на слабый барк "Шелехов". Когда барк стал тонуть, никто не мог уговорить г-жу Невельскую первую съехать на берег. "Командир и офицеры съезжают последними, – говорила она, – и я съеду с барка тогда, когда ни одной женщины и ребенка не останется на судне". Так она и поступила. Между тем барк уже лежал на боку..."
Дальше Бошняк пишет, что, часто находясь в обществе г-жи Невельской, он с товарищами не слыхал ни одной жалобы или упрека, – напротив, всегда замечалось в ней спокойное и гордое сознание того горького, но высокого положения, которое предназначило ей провидение.
Она проводила зиму обыкновенно одна, так как мужчины были в командировках, в комнатах с 5° тепла. Когда в 1852 г. из Камчатки не пришли суда с провиантом, то все находились в более чем отчаянном положении. Для грудных детей не было молока, больным не было свежей пищи, и несколько человек умерло от цинги. Невельская отдала свою единственную корову во всеобщее распоряжение; все, что было свежего, поступало в общую пользу.
Обращалась она с туземцами просто и с таким вниманием, что это замечалось даже неотесанными дикарями. А ей было тогда только 19 лет (Лейт. Бошняк. Экспедиция в Приамурском крае. – "Морской сборник", 1859, 11)».

Узнаваемый типаж. Очень жаль, но нарицательным стало «жена декабриста», а не «жена Невельского».

Гностический миф у Набокова

Не я одна его вижу:
Давыдов С. С. Гностическая исповедь в романе "Приглашнеие на казнь"
https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%94/davidov-sergej-sergeevich/teksti-matryoshki-vladimira-nabokova/6

Ю. В. Матвеева. Гностика на краю бытия
http://elar.urfu.ru/bitstream/10995/22686/1/iurg-2008-55-17.pdf

Гностический миф в эволюции романа первой трети XX века (А. Белый, Г. Хессе, В. Набоков, М. Булгаков)
https://digilib.phil.muni.cz/bitstream/handle/11222.digilib/132352/LitterariaHumanitas_003-1995-1_11.pdf?sequence=1

О нас пишут. Мистическая Тартария на страницах "Казачьего вестника"

Благодаря сотрудничеству Елены Заславской с газетой «Казачий вестник», на страницах этого издания опубликовано интервью Вука Задунайского «Одуванчику».

Интервью разбито на две части и помещено в двух номерах газеты (298 и 299), которые можно найти на сайте http://kazache.ru/kazachiy-vestnik/onlayn-gazeta/

«Казачий вестник» входит в состав медиа-группы «Казачья», которая начала свою деятельность летом 2014 года. В то непростое время, когда украинские войска наносили массированные удары по мирным городам и поселкам Донбасса, жители Луганской Народной Республики столкнулись со множеством проблем. Одной из них стал информационный вакуум. С целью донесения до населения правды и недопущения распространения заведомо ложной информации со стороны украинских СМИ, командиром тогда еще Первого казачьего полка им. Матвея Платова Павлом Дремовым было принято решение о создании на территории города Стаханова (ЛНР) радиостанции «Казачье радио» и телеканала «Новый канал Новороссии». А чуть позже, в ноябре 2014 года, свет увидел первый номер общественно-политического еженедельника «Казачий вестник».

На данный момент основная направленность группы – продвижение патриотических идей правоконсервативной направленности, православие и взгляд на народные республики Донбасса, Россию и мир через эту призму. Значительное внимание группа уделяет культуре республик и культурным связям с Россией. Интервью с Вуком Задунайским позволяет читателям взглянуть по-новому на историю Балкан и творчество современных писателей, а также открыть для себя жанр мистического фэнтези в нашей литературе.

Интервью с Вуком можно также прочитать и на сайте «Одуванчик»
http://oduvan.org/interesnosti/novosti-russkogo-mira/o-nas-pishut-misticheskaya-tartariya-na-stranitsah-kazachego-vestnika/

Находчивый писатель

Первая встреча д'Артаньяна и Рошфора состоялась на постоялом дворе в Менге, где родился знаменитый автор "Романа о розе". Во времена Брантома это автор был гораздо более знаменит, чем в наши дни. Вот что пишет о нем наш мемуарист:

"Я не хотел бы, однако, хулить многих целомудренных и благоразумных замужних женщин, которые вели себя вполне добродетельно и остались верны клятве, данной пред алтарем мужу; надеюсь воспеть им хвалу в отдельной главе, опровергнув мэтра Жана де Мена, что сказал в своем «Романе о розе» обо всех без исключения женщинах следующие слова:

Шлюхами будете, были и есть; Всё продаете — и тело, и честь.

Сим двустишием он вызвал такую ненависть придворных дам своего времени, что они добились у королевы позволения высечь дерзкого, раздели его и уже было приступили к нему с плетьми, как вдруг он попросил, чтобы первый удар нанесла ему самая распутная из них; ни одна не осмелилась поднять на него руку, вот так хитрец и избежал порки. Я видел старинный гобелен в нежилых комнатах Лувра, представляющий эту сцену".