March 21st, 2020

Ведийская ночь

На момент, когда известный религиевед В. Топоров писал о ведийском мировоззрении, в археологии существовало такое понятие, как ведийская ночь:

Что и из каких источников известно о мире вещей, в котором жили ведийские арии во 2-й половине II и начале I тысячелетия до нашей эры, и в какой мере восстанавливается быт их в свете этого «вещного» мира? Прежде всего бросается в глаза, что в отличие от большинства великих культур древности (Египет, Двуречье, Малая Азия, Древние Балканы, эгейский и эллинский мир, Италия, Иран, Китай и др.), относительно, а иногда и весьма полно сохраняющих следы быта в его «вещном» освещении, ведийская культура с археологической точки зрения представляется в значительной степени немой, более того – насколько немой, что один из виднейших специалистов в этой области всерьез вопрошает – «Возможна ли ведийская археология?». Немота ведийской археологии находится в резком противоречии с «красноречивостью» археологических свидетельств о значительно более ранней культуре городской цивилизации долины Инда. После гибели этой цивилизации примерно в середине XVIII в. до н. э. почти на 1200 лет, вплоть до Будды, растянулась эпоха, называемая «ведийской ночью». Эта ночь, озаряемая вспышками творческого духа, вместила в себя столь замечательные достижения религиозного умозрения и поэзии, что никто не сомневается в величии ведийской культуры. Но ее создатели, как пишет современный исследователь, «кажется, не оставили на земле никаких следов». С. 16.

Топоров, В. Н. Ведийский «вещный» космос («Слова и вещи»: язык как источник реконструкции мира вещей) / В. Н. Топоров // Исследования по этимологии и семантике. Т. 3: Индийские и иранские языки. Кн. 1. – М. : Языки славянских культур, 2009. – С. 7 – 89.

Брахманы и друиды

В известной статье «О брахмане. К истокам концепции» В. Топоров связывает понятие брахмана с хорошо исследованным универсальным образом мирового дерева.

Мировое дерево растет в трех мирах – нижнем, среднем и верхнем, связывая сферы, в которых обитают подземные жители, люди и боги. Мировое дерево символизирует весь мир как таковой, а также мудрость, смысл, знание о мире. На мировом дереве могут находиться две птицы – солнце и луна, животные (конь или бык) и даже человек. Скандинавский бог Один, который несколько дней висит на мировом ясене Иггдрассиле, чтобы достичь божественной мудрости, далеко не одинок в этом действе и может также считаться образом универсальным. На мировом дереве не только висят или там находятся, по нему путешествуют из одного мира в другой. Делают это боги и герои в мифах, шаманы в своих экстазах. Мировое дерево в виде реальных деревьев, перевернутых деревьев, столбов, триумфальных арок устанавливалось в сакральных местах при совершении ритуалов у разных народов, от якутов до римлян.

Топоров показывает, что изначально слово «брахман» означало именно мировое дерево, и все его сложные философские и религиозные значения развились позднее, из той семантичекой семьи, которая отображает знание о мире как символическое изображение самого мира. Не случайно знаток брахмана называется тоже брахман. Если эта реконструкция верна, кельтский друид («тот, кто знает дерево») – это по смыслу точная параллель индийскому брахману. С. 176.

Топоров, В. Н. О брахмане. К истокам концепции / В. Н. Топоров // Исследования по этимологии и семантике. Т. 3: Индийские и иранские языки. Кн. 1. – М. : Языки славянских культур, 2009. – С. 138 – 183.