February 19th, 2020

Голос бесписьменной культуры

Леонид Соловьёв. Повесть о Ходже Насреддине (Возмутитель спокойствия и Очарованный принц)
Отличный приключенческий роман. Предмет его важнее стиля: это обработка фольклорных историй о народном заступнике, величайшем пройдохе, который поставил свой ум и хитрость на службу добру. Россыпь классических сюжетов, объединённых единой линией повествования. Ничего лишнего и в то же время огромное богатство материала. Чудесная книга, море удовольствия.

Миф как жизнь

Томас Манн. Иосиф и его братья.
Автор применяет самые сложные из повествовательных техник литературы модерна для воплощения архаичных сюжетов, как универсальных (о сыне бога, о мачехе, влюбившейся в пасынка), так и специфически библейских (история патриархов, пророчества о Воплощении). Полное погружение, прикосновение к истории, и демонстрация огромной силы мифа в человеческом обществе.

История периода катастроф

Тацит. История

Классическое произведение одного из лучших и известнейших римских историков. Период, описанный в книге, один из самых важных в истории античной, европейской и опосредовано русской цивилизации - это эпоха разрушение Иерусалимского храма, начало рассеяния евреев, которое длилось две тысячи лет и относительно закончилось только в XX веке. Иерусалим для Тацита - один из провинциальных городов окраины империи, которая полыхает вся. Гражданская война бушует в самом Риме, тут не до окраин. Вот эта точка зрения, на которую мы уже не можем встать, зафиксирована у Тацита: взгляд на историческое событие современника, который считает самыми важными совершенно другие вещи. Для нас это прекрасная возможность увидеть совершенно иную разметку культурного пространства.

Тацит писал в спокойные времена, когда эпоха гражданских войн, длившаяся несколько десятилетий, наконец-то закончилось, казалось, что найдена адекватная форма общественного строя, и на дворе стоял золотой век Траяна и Антонинов. Найденного консенсуса хватило на сто лет, что тоже немало. У Тацита были все основания для исторического оптимизма. Русская история - постоянные перемены и поиск равновесия, что позволяет нам читать Тацита с еще большим интересом.

Реальность и система мифов

Ф. Шеллинг. Философия мифологии, том 2.

Разбивка на два тома условная, в издании несколько произведений классика немецкой философии Ф. Шеллинга, самое объемное из них - лекции (как он их называет, доклады) по мифологии. Это издание - первое издание лекций Шеллинга на русском.

Шеллинг использует античный материал, этнография и антропология тогда были в стадии зарождения и доступа к мифам современных обществ Шеллинг не имел. Но тот материал, который ему предоставлен - Греция, Египет, Индия, Вавилон - философ использует в полном объеме.

Вопросы, которые он обсуждает: происхождение мифологии, языка, народа; природа мифа; система мифов разных народов. Шеллинг показывает, что мифология и язык являются разными сторонами одного процесса этногенеза, причем ни мифы, ни язык не изобретаются искусственно. Миф функционирует как образец поведения человека в этносе, задавая нормы и ценности поведения. Процесс мифообразования универсален, то есть разные народы проходят одни и те же стадии. Так, например, Индия задержалась на тысячелетия на той стадии, которую греки уже едва помнят и которая с трудом реконструируется по их более зрелой мифологии.

XX век дал нам много открытий в сфере этнологии, антропологами и фольклористами описаны мифы множества народов. Но осмысление всего этого материала проходит отнюдь не на уровне немецкой классической философии. Мыслитель такого масштабного, как Шеллинг, до сих пор не появился. Нам остается читать его труд, наслаждаться и радоваться, что это возможно и теперь возможно на русском.