September 17th, 2019

Обсуждение Русского мира и Украины на монтеневском обществе

Начало нового сезона собраний Философского монтеневского общества в среду, 25 сентября 2019 года.

Тема заседания — «Сохраним Русский мир на Украине и Украину внутри Русского мира!». Доклад читает доктор философских наук, Арсентий Атоян.

«Наш первый тезис – Украина и Россия есть одно и иное в третьем, к которому принадлежит многое другое, что связано с Русским миром. Тем не менее, Русский мир не есть православие как таковое, язык великий и могучий как исключение, империя как образец поклонения и тем паче подражания. Русский мир нельзя путать с панславизмом, который основал хорват – католик Юрий Крижанич.

Русский мир – это не геополитика и не филология, не идеология или утопия. И уж тем более не национальная идея. Национализм чужд Русскому миру изначально многонациональной страны. Русский национализм не исключение. Может быть это особая цивилизация? Но цивилизация шире, она евразийская, что было обосновано еще в 20-е годы П. Савицким, Л. Карсавиным и другими. Русский мир – это и не новоевразийство Александра Дугина. Так что же он такое, Русский мир?»

Ждем вас 25 сентября в аудитории №111 второго корпуса Далевского университета в 14.30.
http://oduvan.org/афиша/obsuzhdenie-russkogo-mira-i-ukrainyi-na-montenevskom-obshhestve/

Франк, охотник на вампиров

Революция 1905 года типологический образец оппозиционной революционной деятельности, которая добилась каких-то целей в смене декораций власти, хоть и не в кардинальной смене общественного класса, у власти стоящего. В этом плане интересно сравнить с событиями на Украине и тамошней столь пропагандируемой революцией.

С. Л. Франк писал в 1905 году для газеты "Полярная звезда". Название, отсылающее к декабристам, само по себе маркер, и тут оно оправдалось в полной мере. В первом же абзаце статьи "Политика и идеи" можно найти и режим политического рабства, который сковывал и душил до 1905 года, и затхлую атмосферу рабства и молчания, и купленную кровью свободу. И ударное: "И, озираясь назад, мы не можем не послать ещё раз проклятия вампиру рабства, который не только пил нашу кровь, но и тяжёлым кошмаром давил нашу душу".

"Но повержен ли сейчас этот вампир?", - задаётся автор вопросом, и призывает добивать вампира с помощью фабианства.

Совершенно вегетарианский режим Николая Второго, беда которого была в том, что он, как и гражданин Капет, был слишком мягким и либеральным для своего времени, тогдашние сторонники демократии рисуют такой чёрной краской, что это само по себе заставляет насторожиться, даже если бы мы не пережили сами ужасы кровавого режима Януковича, против которого восстала и до сих пор воюет Украина. Об ужасах путинского режима или ужасах ЛНР я вообще молчу.

Какая-то иррациональная сила собирает людей под эти знамёна, и собирает постоянно. Со времен первой "Полярной звезды".

Так, да не так

Гегель в "Философии истории" о разнице между греческим и индийским политеизмом:
"Поэтому мы не можем понимать греческого бога, так же как индийского, в том смысле, что содержанием является какая-нибудь сила природы, по отно­шению к которой человеческий образ представляет собою лишь внешнюю форму, но содержанием является само духовное начало, и природный элемент оказывается лишь исходным пунктом" (С. 272).

Франк двадцать лет спустя

После революции 1905 года, а также двух революций 1917 года Франк оказывается в эмиграции в Германии, где в 1922 году, в Сарове, под Берлином произносит речь пеед русскими студентами на мероприятии, созванном Американским Союзом Христианской молодёжи. Эта речь легла в основу статьи "Падение кумиров".

Эта статья уже более зрелая, в ней дан хороший анализ общественного сознания революционной интеллигенции. Здесь Франк уже не горит сам революционными идеями, а судит о них со стороны по действию, которое они оказывают на человека и на общество.

В книге Франк последовательно развенчивает кумиров революции, политики, культуры понимаемой как прогресс и нравственного идеализма, который есть мораль без религии. Критика этий идей, таких влиятельных со времен Руссо, очень внятная и доказательная.

Критика секулярной морали в предпоследнем разделе предвосхищает так называемое пробуждение Бога в конце XX века, и в этом плане очень интересна.

Франк о революционном самосознании до 1905 года

Написано как о сегодняшних событиях. Дай Бог, чтобы современные деятели смогли через несколько лет так осмыслить свое поведение:

"... даже открытое исповедание политической умеренности требовало такого гражданского мужества, которое мало у кого находилось. Ибо не только «консерватор», «правый» было бранным словом; таким же бранным словом было и «умеренный»".

"Русский народ — так чувствовали мы — страдает и гибнет под гнетом устаревшей, выродившейся, злой, эгоистичной, произвольной власти. Министры, губернаторы, полиция — в конечном итоге система самодержавной власти во главе с царем — повинны во всех бедствиях русской жизни: в народной нищете, в народном невежестве, в отсталости русской культуры, во всех совершаемых преступлениях. Коротко говоря, существовавшая политическая форма казалась нам единственным источником всего зла. Достаточно уничтожить эту форму и устранить от власти людей, ее воплощавших и пропитанных ее духом, чтобы зло исчезло и заменилось добром, и наступил золотой век всеобщего счастья и братства" (С. 116).

Несостоятельность этого чувствования стала ясна к двадцатым годам двадцатого века, что не помешало им возродить я во всей свежести сто лет спустя в наши дни.

На тему краткости сестры таланта

"В 1879 г. Фреге опубликовал 90-страничную работу «Исчисление понятий», которая из-за новизны концепции и громоздкой символики была принята сдержанно. В 1893 г. он опубликовал первый том «Основных законов арифметики», в 1903 г. - второй". (Панов, Современна математика..., с. 78)

Генеалогическое

Семья изобретателя булевой алгебры Джорджа Буля:

"В 1855 г. Буль женился на Мэри Эверест, которая помогала ему в работе и оставила интересные воспоминания о своем муже после его смерти. С материнской стороны Мэри приходилась племянницей профессору греческого языка в Королевском колледже, а с отцовской - племянницей вице-президенту колледжа сэру Джорджу Эвересту, именем которого названа Джомолунгма - высочайшая вершина мира в Гималаях. Мэри пережила мужа на 52 года. После его смерти она написала несколько сочинений, в которых пропагандировала идеи мужа.

У них было пять дочерей. Третья дочь, Алиса, талантливый математик, почетный доктор Гронингенского университета, обладала прекрасным пространственным воображением и умела четко представлять четырехмерные фигуры. Сделанные ею модели четырехмерных многогранников (политопов) хранятся в Кембридже.

Четвертая дочь, Люси, стала первой в Британии женщиной - профессором химии.

Младшая дочь, Этель Лилиан, вышла замуж за эмигранта из Польши Уилфрида Войнича, и прославилась как автор романа «Овод»" (Панов, Современная математика..., с. 85).