September 10th, 2019

Нина Ищенко: «Луганск без преувеличения город-герой…»

«Чем мне дорог Луганск?», – на этот вопрос порталу «Луганск 1» отвечает культуролог, член Союза писателей ЛНР, преподаватель Луганской государственной академии культуры и искусств им. М. Матусовского Нина Ищенко.
«Говорят, что город может быть твоим родным, если ты в нём родился или учился. События последних лет показали, что город может стать родным, если ты вместе с ним пережил войну. Моя семья живет в поселке на Луганщине, и Луганск стал мне родным потому, что я в нем училась, а теперь живу и работаю. Решающую роль в отношении к городу сыграла война. Если до 2014 года это был обычный провинциальный южнорусский город, со своей спецификой, но в целом такой же, как многие другие, то война показала, что Луганск без преувеличения город-герой. За его неброской внешностью позднесоветского городка, без обаяния древнего времени или импозантности имперской архитектуры, скрывается несокрушимая основа, которую трудно разрушить. Луганск снова, как и во время прошлой войны, в 1942 году, подтвердил, что у него есть характер, что он не сломается. Наш город оказался обычным русским городом, из тех, что век за веком входят в летописи и легенды», – сказала Нина Ищенко.
«Произошедшие события заставили взглянуть по-новому и на давно известные улицы и памятники Луганска. Этим летом я гуляла по Луганску со своей знакомой, которая оказалась здесь впервые. Поскольку она приехала из столичного города, мы выделили для Луганска один день – и не успели осмотреть даже половины значимых мест, даже в центре! Нашего города в плане видов, памятников и культурно-значимых топосов хватает не на одну, а на несколько хороших экскурсий и фотосессий. В век интернета каждый из жителей города может сделать вклад в информационную повестку и представить в сети свой Луганск – из любой точки открытый к горизонту, полный зелени, интересных мест и интересных людей.
Когда началась война, многим из жителей Луганска пришлось выбирать, оставаться с городом или уезжать отсюда. Я выбрала жизнь в Луганске, и ни разу об этом не пожалела», – уверена Ищенко.
«С Днем рождения, Луганск! С Днем города, луганчане!», – заключила писательница.

Парадигмы научных революций

В книге Т. Куна о смене научных парадигм показывается на примере коперниканской революции, что ни одно мировоззрение не пало по той причине, что в его рамках нельзя было объяснить каких-то фактов. Пришедшие на смену теории объясняют одни факты, но не объясняют другие, и в этом плане ничуть не лучше старых. Их выгода не в объясненительной силе, и общество тратит массу энергии на смену одних теорий другими не ради их логической красоты, а по другим причинам. Точно так же и сохраняет общество старые идеи не (только) из косности мышления и неспособности понять новое, но в первую очередь как результат динамического равновесия разных общественных сил.
Пример такого равновесия разнообразных социальных интересов приводит П. Бурдье: "Доступ к власти, ресурсам, в администрацию для молодых - причина консерватизма французской науки" (Социология социального пространства. С. 494).
В те времена, о которых пишет Бурдье, в середине XX века, французская молодёжь легко и быстро делала карьеру в науке, и молодым не приходилось прибегать к революционным стратегиям ниспровержения авторитетов ради самоутверждения. А сторонникам Коперника приходилось.

Загадка сфинкса

Эдип, который благодаря Фрейду обрёл новую жизнь в массовой культуре, женился на царице Фив после того, как победил Сфинкса, разгадав её загадку (Сфинкс, как императрикс, женского рода). Это самая знаменитая загадка греков о том, кто ходит утром на четырёх ногах, днем на двух, а вечером на трех. Ответ Эдипа - человек - Гегель считает указанием на взаимоотношение культур, египетской и греческой.
Египетская культура загадочна, полна тайн и непонятных образов. Важнейшая часть этой загадочной культуры - боги в виде зверей или полузверей и полулюдей. Египет как бы постоянно ищет какой-то ясности, но не находит и постоянно срывается вновь в туманную глубину. Египет остаётся загадкой все столетия, пока его культура была жива.
И вот ответ на эту загадку - человек. Божественное имеет образ человека и суть человеческого духа - вот ясное понятие о том, чего ищет Египет в своей религиозной жизни (Гегель, Философия истории, с. 249).
Этим ответом является вся греческая культура как таковая. Греческие поэты и историки пишут, что греки заимствовали многих богов из Египта, но это не означает зависимости их культуры от египетской, это означает её полное преображение и отмену.

Разбирая старые записи

Блог хорош тем, что заставляет хоть как-то, хоть предельно кратко, но формулировать мысль. А иначе находишь наспех нацарапанную в ежедневнике запись от 25 ноября 2018 года такого содержания: "Кайзер Вильгельм II и Пахмутова" и думаешь: что это было? Так  важно, что решила втиснуть в список из трех десятков дел, между пар и телефонных звонков, но о чем это - не помню вообще. Надя, мы обсуждали в том году кайзера Вильгельма?
Так что надо писать. Зайдёшь в сеть - как пить дать отвлечешься на информационный шум, но в целом КПД получается удовлетворительный.