October 25th, 2018

Классификации

Все помнят классификацию животных из рассказа Борхеса "Аналитический язык" Джона Уилкинса. Кто забыл, вот она:

"Эти двусмысленные, приблизительные и неудачные определения напоминают классификацию, которую доктор Франц Кун приписывает одной китайской энциклопедии под названием «Небесная империя благодетельных знаний». На ее древних страницах написано, что животные делятся на а) принадлежащих Императору, б) набальзамированных, в) прирученных, г) сосунков, д) сирен, е) сказочных, ж) отдельных собак, з) включенных в эту классификацию, и) бегающих как сумасшедшие, к) бесчисленных, л) нарисованных тончайшей кистью из верблюжьей щерсти, м) прочих, н) разбивших цветочную вазу, о) похожих издали на мух."

Я на днях встретила еще одну такую, настоящую. Это содержание выдающегося памятника среднеперсидской лексикографии «Frahang-i olm-evak», авестийско-пехлевийского словаря. Выглядит оно вот так:


Лингвистическа мысль и языковедческая практика в Иране в до монгольское врем (Л. Г. Герценберг, Д. Саймиддинов) .
История лингвистических учений. Средневековый Восток.
http://www.genling.nw.ru/hl/080.pdf

Волошин о французском романтизме

"Известное однообразие метода проникновения в душу малоизвестных народностей посредством поцелуев и объятий, чувство "цвета и формы", сведенное к прикосновениям "трепетной плоти" всех цветов и оттенков, - это несомненно горестные приемы романтизма у Лоти." - с. 190.
Волошин, М. Клодель в Китае / М. Волошин // Восток — Запад. Исследования. Переводы. Публикации. Выпуск 2. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1985. - С. 188 - 212.

Дерево

У Честертона есть чудесный рассказ, где детективный сюжет связан с деревом, и задействованы в том числе библейские ассоциации с деревом в саду. Вот этот рассказ, который лучше прочитать, если вы не читали:
http://lib.ru/DETEKTIWY/CHESTERTON/chestnyj_sharlatan.txt_with-big-pictures.html
Честертон как всегда изумительно точек в своих самых фантастических текстах. Вариации на тему дерева в его рассказе имеют прямую параллель в творчестве поэта Клоделя, о котором писал Волошин. Сравните:

Честертон, с иронией: "Тут он вскочил, как всегда, энергично, подбежал к одному из неоконченных полотен и уставился на него. Потом осмотрел второе, третье, четвертое. Потом обернулся к Энид - лицо его внушало не больше бодрости, чем череп и кости, - и сказал:
- Ну, попросту говоря, у вашего отца дуодиапсихоз.
- Вы считаете, что это и значит "говорить попросту"? - поинтересовалась она.
Но он продолжал глухо и тихо:
- Это началось с древесного атавизма.
Ученым не следует говорить понятно. Последние два слова были ей знакомы - как-никак, мы живем в эру популярной науки, - и она взвилась, как пламя.
- Вы смеете намекать, - закричала она, - что папа хочет жить на дереве, как обезьяна?
- Хорошего тут мало, - мрачно сказал он. - Но только эта гипотеза покрывает все факты. Почему он всегда стремился остаться с деревом один на один? Почему он патологически боялся города? Почему его фанатически тянуло к зелени? Какова природа импульса, приковавшего его к дереву с первого взгляда? Такая сильная тяга может идти только из глубин наследственности. Да, это тяга антропоида. Печальное, но весьма убедительное подтверждение теории Дуна.
- Что за бред! - крикнула Энид. - По-вашему, он раньше не видел деревьев?
- Вспомните, - отвечал он все так же глухо и мрачно, - вспомните, что это за дерево. Оно просто создано, чтобы пробудить смутную память о прежнем обиталище людей. Сплошные ветви, даже корни - словно ветви: лезь, как по лестнице... "

Клодель, совершенно серьёзно: "Разве человек не дерево, которое ходит? Он так же подымает голову и ветви свои распростирает в небе, и корни свои внедряет в землю. Я найду их. Нагнувшись, я коснусь пальцем своей ноги...
...Дерево было моим отцом и моим учителем. Иногда приступы горькой и черной тоски делали для меня всякое человеческое общество нестерпимым... И я встретил дерево, и поцеловал его, сжимая в объятиях, как самого древнего человека. Потому что раньше, чем я родился, и после того, как мы все прейдем, - оно здесь, и мера времени для него иная..."
- с. 193.
Волошин, М. Клодель в Китае / М. Волошин // Восток — Запад. Исследования. Переводы. Публикации. Выпуск 2. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1985. - С. 188 - 212.

В общем, Клодель меня порадовал. Больше всего тем, что дал повод перечитать рассказ ГКЧ.  

Идея для фантастического романа

На целый сюжет это конечно не тянет, но на половину абзаца или при желании на главу.


Лингвистическа мысль и языковедческая практика в Иране в до монгольское врем (Л. Г. Герценберг, Д. Саймиддинов) .
История лингвистических учений. Средневековый Восток.
http://www.genling.nw.ru/hl/080.pdf