January 23rd, 2018

История как прообраз будущего: столкновение УНР и ДКР в Донбассе

Нина Ищенко

Существует мнение, что история только мешает современности. Происходят события, на которые нужно реагировать сейчас, и какая разница, что было здесь сто лет назад. Провоцировать конфликты из-за того, что происходило в прошлом, значит мешать настоящему и будущему.

Однако именно прошлым определяется настоящее, и если мы сами забудем, кто мы, откуда и что было здесь, на этой земле в прошлом, то будем пожинать горькие плоды. Сто лет спустя после событий Революции и Гражданской войны это особенно ясно. Именно поэтому мы говорим сегодня о событиях, которые имели место в Донбассе, России и на Украине сто лет назад.

Сейчас, как и в начале XX века, Донбасс полыхает – тут идёт война, гибнут люди, создаётся идентичность и формируется новый этап русской культуры.

События такой же важности происходили на этой земле и в 1918 году, когда в Киеве была провозглашена Украинская народная республика, а в Харькове Донецко-Криворожская республика. Эти события стали важной частью современной политической мифологии. Присмотримся к ним внимательнее.

В феврале 1917 года в России происходит буржуазная революция, и после отречения царя к власти приходит Временное правительство по главе с Керенским. Полгода правления Временного правительства ознаменовались углублением социального и экономического кризиса и парадом суверенитетов, когда множество окраин Российской империи объявили о своей независимости. Украина была одной из первых.

Сами себя избрали

В марте 1917 группа людей во главе с историком Грушевским провозгласила Украинскую народную республику. Особо нужно подчеркнуть, что в тот период, в пору повсеместных голосований и учреждения советов, когда даже солдат регулярной армии можно было отправить в атаку только по согласованию с Советом солдатских депутатов, этих людей в Киеве никто не выбирал и официальных полномочий они ни от кого не получали. В том коллапсе государственной власти, который образовался в Киеве после падения монархии, такие события оказались возможны.

УНР претендовала и на Новороссию, и на часть Донбасса, однако комиссия Временного правительства ограничила власть УНР несколькими губерниями в центральной Украине. После роспуска Учредительного собрания в январе 1918 года УНР начинает войну с Советской Россией. В рамках этой стратегии УНР заключает договоры с Центральными державами – Германией и Австро-Венгрией, поступаясь своим суверенитетом ради военной помощи против России. В феврале 1918-го года начинается фактическая оккупация Украины немцами. Армии Германии и Австро-Венгрии занимают украинские территории и продвигаются к Донбассу.

Донбасс против немцев в 1918 году

Именно в этих условиях в феврале 1918 года провозглашается Донецко-Криворожская республика, установившая советскую власть в Донбассе и части Новороссии. Председатель правительства ДКР – знаменитый Артём, коммунист, поднимавший рабочее движение не только в России и Донбассе, но и в Австралии, где оказался после побега с каторги. Среди австралийских социалистов известен как Большой Том, в 2009 году австралийский писатель Том Кинили выпустил книгу, посвященную Артёму и его деятельности в Австралии.

В 1918 году Артём снова в России, в Донбассе, и собирает все имеющиеся в его распоряжении силы для защиты этих территорий от немцев. По оценкам историков, Красная Армия на Украине имела в своем распоряжении 15 000 солдат против нескольких германских и австрийских дивизий численностью до 200 000 человек. Однако и в этих условиях армия ДКР под командованием Ворошилова продолжает сражаться, отступая с боями перед превосходящими силами противника.

Поход на Царицын

В апреле 1918-го немцы занимают Донбасс, а руководство ДКР начинает знаменитый поход на Царицын. В ходе этого похода из Луганска эвакуируется около 50 000 человек, не только военных, но и рабочих с их семьями, вывозится оружие и оборудование. С боями несколько бронепоездов прорываются по Южной России к Волге, ведя бои как с немцами, так и с белоказаками. Воссоединившись с частями Красной Армии в Царицыне, отряды ДКР участвуют в обороне этого города, которая переломила ход Гражданской войны.

Донбасс как фронтир

Эти события столетней давности разворачиваются в примечательном культурном пространстве, которое может быть понято и оценено только в целом, с учётом последующих событий. Донбасс оказывается между Украиной и Россией, Киевом и революционным Петроградом. Бои с немцами предвещали бои на тех же рубежах чуть более двадцати лет спустя, а оборона Царицына, в которой участвовали жители Донбасса и Новороссии, повторилась гораздо мощнее и ярче в обороне Сталинграда в 1942-1943 гг.

Те же самые культурные структуры, которые имели место в период Гражданской войны, повторяются в том же пространстве сто лет спустя: Донбасс снова проявляет себя как фронтир русского мира, пограничье между Россией и надвинувшейся в южнорусские степи Европой. Киевская власть, возникшая как буржуазная демократия, реализует все политические права и свободы, принятые в цивилизованной Европе, однако оказывается не в силах обеспечить реальную независимость своей страны и прикрывает красивыми словами о свободе и демократии антинародную политику, отдавшую Украину под власть европейских держав, для их выгоды.

История повторяется

В наши дни история повторяется. Постсоветская Украина провозгласила себя наследницей УНР, которая привела на Украину немцев сто лет назад. Только забвение делает это возможным. Не напрасно с 1991 года независимая Украина тратила огромные силы и ресурсы на переписывание истории и внедрение иных представлений о мире и обществе: оккупация Украины Германией называлась европеизацией, вхождением в семью европейских народов, антирусская истерия – ростом национального самосознания, кризис и разруха под властью буржуазной демократии – расцветом и развитием государственности. То же самое продолжается и сейчас: Украина переживает экономический и политический кризис, четвёртый год ведёт войну против бывших своих территорий, однако находит силы и возможности проводить декоммунизацию и переименования своих городов и сёл. Это делается не напрасно. Такие действия эффективны в долгосрочной перспективе, потому что таким образом меняется состав культурного ядра украинской культуры и как следствие идентичность её носителей.

Война символов

Культурное пространство любой культуры содержит в снятом виде культурные объекты, задающие социально одобряемые эмоции, нормы поведения и творчества. Сохранение культурного ядра или его закономерные трансформации являются залогом сохранения культуры как целого и социокультурной идентичности всех членов общества. Соответственно, разрушение культурных объектов, входящих в культурное ядро, приводит к повреждению культуры и уничтожению культурной идентичности. Культурных объекты, входящие в состав ядра, и имеющие наибольшее значение для сохранения всей системы, являются сакральными для данной культуры даже в тех случаях, когда речь не идет о религиозном их значении. Уничтожение сакральных культурных объектов может совершаться двумя способами, которые тесно связан друг с другом. Это либо разрушение материальных объектов данной культуры, как-то её идеальных памятников которое может происходить либо в виде псевдорациональной критики какой-либо культурообразующей идеи, важной для общества (память о героях войны, исторических событиях), либо в виде переименования города, праздника, события. Такие действия в символическом аспекте означают уничтожение.

Любой серьёзный конфликт между двумя этнокультурными сообществами сопровождается не только уничтожением материальных объектов или людей, но и уничтожением элементов культурного пространства. Верно и обратное: уничтожение элементов культурного пространства какой-либо культуры является признаком агрессии, так как приводит к коррозии и уничтожению социокультурной общности. Именно такая политика проводится на Украине начиная с 2014 года, когда Украина резко активизировала уничтожение русской культуры на своей территории обоими указанными способами. В апреле 2014 г Украина начала войну в русскоязычном регионе Донбассе, разрушая города и объекты инфраструктуры, и убивая носителей русской культуры физически. Также с 2015 года Украина проводит политику декоммунизации, уничтожая памятники предыдущего исторического периода, переименовывая города как на своей территории, так и на территории республик Донбасса, которые она не контролирует. Процессы в культурной сфере, инициированные и поддерживаемые украинским государством, направлены на уничтожение сакральных культурных объектов, созданных русскими или в период русского влияния на Украине, то есть ведут к уничтожение русской культуры на украинской территории и лишают множество граждан Украины их социокультурной идентичности.

Только история учит, как противостоять этим процессам. История показывает, как подобные кризисы преодолевались раньше, и какие культурные константы сохраняются на нашей земле из века в век. Это любовь к родному краю и населяющим его людям, стремление беречь и защищать, строить и творить в любых, самых сложных и трудных условиях. У Донбасса есть эта сила, и Донбасс её не потеряет.

http://lugansk1.info/46323-istoriya-kak-proobraz-budushhego-stolknovenie-unr-i-dkr-v-donbasse/

Олег Вещий\Вольга Всеславьич

Читая о Киевской Руси, встречаешь иногда представление о том, что в первые века русской книжности, в домонгольской Руси христианские писатели старались принизить значение в русской истории Вещего Олега и потихоньку вели против него идейную борьбу. Кто-то с этим представлением полемизирует, кто-то принимает как данность, мне особо это не было нужно и я своего мнения не составляла. Случайно узнала, что идея эта в полном и разработанном виде формулируется в следующей статье:
Комарович В. Л. Культ рода и земли в княжеской среде XI—XIII вв / В. Л. Комарович // Из истории русской культуры. Т. II; Кн. 1: Киевская и Московская Русь. Сост. А. Ф. Литвина, Б. А. Успенский. – М. : Языки славянской культуры, 2002. – С. 8–29.
Почитать можно здесь:
http://lib.pushkinskijdom.ru/Portals/3/PDF/TODRL/16_tom/Komarovich/Komarovich.pdf

В своей статье автор показывает, что во-первых культ рода в княжеской среде существовал. Фигура родоначальника в таком случае играет важнейшую роль, персонифицируя эту родовую целостность. Связь поколений осуществляется через имя - внукам даются имена дедов. Кроме того без всякой дополнительной родственной связи детям даются имена родоначальника. И тут автор замечает, что популярность в княжеской среде имени Рюрик не идет ни в какое сравнение с популярностью имени Олег.
Collapse )

Топоров, "Святость и святые..."

В девяностые годы Россия вернулась к той духовной культуре. от которой была оторвана в советское время. Одним из признаков этого возвращения стало появлени книги известного лингвиста В. Топорова "Святость и святые в русской духовной культуре"
http://predanie.ru/toporov-vladimir-nikolaevich/book/111319-svyatost-i-svyatye-v-russkoy-duhovnoy-kulture-1/

Я её читала выборочно, те главы, которые были мне нужны. Но такое чтение я не люблю и по возможности стараюсь прочитывать книгу полностью, тем более если нравится, а мне понравилась вторая и третья глава. В новогодние каникулы я начала сначала, про Кирилла Философа.

Человек, продвигающий в России забытую святость, называет православных схизматиками, цитирует по этому поводу Папу Римского (с. 151), сообщает, что несмываемый грех раскола церкви лежит на константинопольском патриархе Фотии, а римская церковь, единственная из всех, сохраняет преемственность со времён апостолов (с. 186). Недооценённый момент в наследии Кирилла и Мефодия заключается в том, что они принимали посвящение от Папы и ни в коей мере не замешаны в расколе церкви, хоть и зависели от Фотия. Топоров также солидаризуется с С. Булгаковым, изгнанным из России советской властью, который пишет, что катастрофа 1917 года была не случайна, а предопределена всей историей России, и первый шаг на пути к этой катастрофе - крещение от греков (с. 190).Collapse )