April 5th, 2017

Юрганов, "Категории русской средневековой культуры"

Эта книга очень меня порадовала, после Шеллинга (http://ninaofterdingen.livejournal.com/448698.html) это первая такая хорошая вещь. Вот она здесь:
http://platona.net/load/knigi_po_filosofii/kulturologija/jurganov_a_l_kategorii_russkoj_srednevekovoj_kultury_1998/16-1-0-1779

Русская средневековая культура это до Петра Первого включительно, то есть исторический промежуток большой. Обзор серьёзный, крупными мазками, но не упущено главное.

Статья об опричнине (4. 2) - лучшее, что я вообще читала об Иване Грозном. Наконец-то какое-то внятное объяснение его поведения, которое не скатывается в надоевший психологизм. Автор описывает идейный ландшафт, те нормы коллективного сознания, в рамках которых действовал царь и воспринимались его поступки. Эту главу рекомендую особенно.

Будут еще заметки по этой книге, но тут отмечу самый важный вывод:
Пётр Первый и XVIII век как таковой стали возможны только потому, что Страшный Суд не наступил в 1666 г (и раньше). Не в смысле позитивной причинности, а как отмена фактора, формирующего менталитет. Почти семь веков веры, ожидания, деятельности в горизонте  этого события не увенчались ничем, пришлось перестраивать всё, всю структуру коллективного сознания и бессознательного, менять самосознание и строить наново. Когда видишь эти глубины и размах изменений... Я склоняюсь к тому, что процесс не кончился до сих пор и в этом направлении нужно работать. 

Межкультурное взаимодействие на примере Андрея Курбского

Речь идёт о различии между западным и русским общественным устройством, которое описано в частности здесь (http://smirnoff-v.livejournal.com/245496.html). О том, что в Европе король - первый среди равных, то есть по определению один из феодалов, а в России есть понимание того, что император стоит выше сословных различий. Теперь Юрганов, стр. 234:

А что вы читаете такое смешное? Орфографический словарь!

Большая часть "Теодицеи" Лейбница посвящена полемике с глубокомысленным и образованнейшим господином Бейлем. Самые лучшие страницы вдохновлены тезисами Бейля. Опровергнуть Бейля, судя по всему, сверхзадача "Теодицеи". Заинтересовалась, посмотрела кто же это такой. XVII век, успел побывать и католиком и протестантом, составил себе славу диалектика, против которого не может устоять ни одна религиозная система. Умер до того, как Лейбниц окончил свою с ним полемику. Главное произведение - "Исторический и критический словарь", два тома. Скачала этот словарь - второй день не могу оторваться. Никогда бы не поверила, что можно с таким интересом читать книгу такого жанра!

Сначала, разумеется, задето было самолюбие эрудита: когда среди статей, посвященных Еве, Аристотелю и Гоббсу появляется совершенно непонятное имя Забарелла, как не заволноваться? Логика текста предполагает, что для автора это величины одного уровня, а ты не то что не знаешь, кто это такой, но даже слова такого никогда раньше не слышал!

Принципы автора выяснились достаточно быстро. Он распределяет материал по следующим рубрикам: мифологические персонажи, библейские и античные, античные философы, средневековые теологи, нехристианские религиозные системы (брахманы, манихеи), христианские секты (тут самое интересное - каиниты, маркиониты) и больше всего неизвестных имён - протестантские и католические теологи и философы, современники автора. От этого пласта нам осталось совсем немного, редко кто устоял.

Тем не мнее, интерес остался, увлекательнейшее чтение этот словарь. Думаю, пришла пора мне читать Страбона - описание общих мест в прямом и переносном смысле, культурный ландшафт, в котором действуют персонажи, в котором выстраиваются системы мышления, который определяет стратегии и парадигмы.