September 10th, 2015

По мотивам "Ведьмака"

Между тем я читаю уже пятую книгу этой саги. Если перемежать с Шолоховым, чтобы не забыть русский язык, то жить можно. Очень влиятельная книга, это видно. Идеи оттуда витают в блогосфере, я всё это знала раньше. Заимствовано это у Сапковского или он просто идеально выразил распространенное мировоззрение, тут не важно. Это разные стороны одного процесса, а результат одни - всюду знакомые лица в знакомых положениях.

Замечание по поводу сцены, в которой трубадур Лютик своим пением очаровывает дриад. Дриады подаются как нечеловеческое племя, которое отличается от людей как вид и живет по своим непонятным для непосвященных законам. Каким же образом смогли они понять песню и даже расчувствоваться, если у них нет и ближко похожего опыта? Что бывает, когда сталкиваешься с незнакомой культурой, легко представить: люди делают непонятные вещи непонятно почему, ты не можешь даже назвать правильно их действия, не то что разобраться с их целями и мотивами. Откройте без подготовки сборник каких-нибудь вавилонских таблиц или учебник матанализа и попробуйте расчувствоваться до слез от этих текстов!

То же самое касается эльфов в книге, несмотря даже на Старшую речь латиницей. Даже у Купера индейцы на порядок более загадочны и непостижимы.

Так что в сериале нет проблемы взаимодействия с Чужими и Другими, все там с одной планеты.

"Ввеликорусский пахарь" Милова

Я могу предположить, чем эта книга так понравилась в 2000-м году, когда она вышла, что даже дополнительный тираж печатали - научным обоснованием особой, незападной структуры русского социума. Время пришло, в обществе назрели перемены, возникла необходимость осмыслять изменение общественного климата. Видимо, этот стиль попал в точку - серьзный, научный, и доказывает правильные вещи, которые стыкуются с реальностью - например, что заимствование западных технологий в российском обществе не имеет смысла.

Когда я выше пишу о научном доказательстве, я имею в виду позитивные науки, а не гуманитарные. Вот это большой недостаток книги. Единственный и неустранимый. Автор и его аудитория полагают, что какие-то вещи в сфере духа можно обосновать урожайностью зерновых на какой-то территории, и это будет объективно и научно. А это порочный подход, это не объективно и не научно, это вообще никак. Всё равно что доказывать геометрическую теорему, учитывая цвет мела и материал доски, на которой чертят.

Автор верно определил ряд важных моментов, особенностей российской истории в ее отличии от истории европейской, особенности организации русского общества опять же в отличие от европейского. Но всё портит объяснение: "объективная реальность существования русского социума в суровых природно-климатических условиях Восточной Европы включила в действие по сути дела те же механизмы самоорганизации общества с минимальным объекмом совокупного прибавочного продукта", и всё тут.

Объяснения такого рода имеют один неустранимый дефект: они не объясняют почему в одинаковых суровых природно-климатических условиях вырастают разные общества. Почему не появилась эскимосская империя, раз уж дело в суровом северном климате? Почему якуты и ненцы жили в родо-племенном обществе, а русские в том же климате зажили империей и организовали сложное государственное управление? Значит, есть другие причины, которые нивелируют влияине климата? Так вот эти причины и являются единственно важными, а не урожайность. На них только и стоит обращать внимание, а между тем о них в книге нет ни слова.

Небесполезное чтение для начинающих.

А его учебник истории мне совсем не понравился. 

Еще из Милова

"В подобного рода государстве, число формально выглядевшем как империя, а по существу представлявшем своего рода сожительство целого ряда обществ (и этносов) с минимальным объемом совокупного прибавочного продукта, основным источником изъятия этого прибавочного продукта был носитель этой государственности - русский народ. Наибольшая тяжесть эксплуатации падала на великорусов, и это было следствием суровой объективной реальности, то есть локализации этноса в зонах, крайне неблагоприятных для земледельческого производства."

Вот это пример той смеси верных наблюдений и странных теорий, о которой я говорила. Обращает на себя внимание, что ученый-позитивист, много лет работавший с источниками и материалами, пришел к теории - вопрос о форме и сути империи в их взаимосвязи это вопрос не позитивистского исследования, а философского. Милов исходя из своих нужд историка требует четкого понимания того, что западные государства и русское государство представляют собой разные социальные объекты по внутренней структуре. Я в свое время предлагала для них названия - для России империя, для запада - квази-империя или колониальное государство. Большого признания это предложение не получило, а сама я до сих пор пользуюсь, если уверена, что меня поймут правильно. Я согласна, что есть основания считать и то и другое видами империи, только расположенными на разных концах шкалы, но выше моих сил называть империей какие-нибудь СШэпА. Хотя в вопросе терминологии мое решение противоположно решению Милова, по сути мы сходимся, и это радует.

Кстати, подумалось сперва, что "источник изъятия прибавочного продукта" это тот, кто изымает продукт, а не наоборот. А оказалось, это те, кто больше всех работает, русские. Я согласна с Касьяновой (в передаче В.Смирнова), дело тут в том, что в нашей культуре кто больше всех работает, тот и принимает решения. Причина тут идеального свойства, а не материального. Не надо добавлять, что это ни капли не уменьшает ее объективности.