August 13th, 2015

Отличие так-бытия от сущности

Гартман различает вот-бытие и так-бытие. Первое это наличное бытие, описанное Кантом как то, что дается только в опыте - нечто существует, это вот-бытие. Так-бытие это ответ на вопрос что именно существует - структура вещи, ее свойства, все подробности ее бытия.

Так-бытие отличается от сущности или эссенции, как раньше говорили, потому что сущность это всегда универсалия - общее понятие, имеющее идею. Так-бытие это эссенция плюс еще и индивидуальные черты, конктретное. Индивидуалия идеи не имеет. Индивидуальное воплощение в идеальном плане не отличается от других инидвидуальных воплощений той же идеи. У всех людей мира одна идея - человек, и разное так-бытие, своё для каждого. 

Реальное и идеальное бытие

Бытие по Гартману делится на вот-бытие и так-бытие. Другое разделение - на реальное и идеальное бытие. Каждое из них делится на вот-бытие и так-бытие. Выглядит это следующим образом:

реальное вот-бытие (наличная вещь),
реальное так-бытие (структура вещи, сущность + индивидуальные качества)

идеальное так-бытие (совпадает с реальным так-бытием),
идеальное вот-бытие (понятно и красиво описано здесь http://schwalbeman.livejournal.com/220519.html)

У Гартмана этот вопрос подробно обсуждается здесь http://krotov.info/library/04_g/ar/tman_6.htm

О приключенческой литературе, которая якобы существует сама по себе

Если какая-то книга переведена на русский язык, она становится явлением русской литературы. Переводчик всегда ориентируется на языковую норму литературного языка своей страны. В случае русского языка такую норму создал Пушкин. До Пушкина – настоящие инопланетяне, нам их через раз понимаем. А после Пушкина – такие люди как мы, всё понятно, всё родное.

Писатель, который пишет прозу на русском языке, вынужден определяться по отношению к Пушкин, к его решениям, к его идеям – принимать,  отвергать, изменять. Можно делать это сознательно или бессознательно, но обойти Пушкина сейчас невозможно.

Даже если человек не читает Пушкина, а читает только приключенческую литературу и фэнтези, но если он старается писать сам, то он работает с Пушкиным. Взять например начало известных приключенческих произведений на русском языке:

«Вечером поверженья в трактире «Путеводный камень» собралась обычная толпа.» (П.Ротфусс, «Имя ветра»)

«Она пришла под утро» (А. Сапковский, «Ведьмак»)

«Тридцать пятый год своей жизни Ходжа Насреддин встретил в пути» (Л. Соловьев, «Возмутитель спокойствия»)

Первая строка сразу вводит читателя в курс дела, в середину ситуации, бросает его к неизвестным ему людям в разгар каких-то неизвестных событий. Это не введение с описанием места действия, пейзажа, древнего замка, родословной героев, их внешности, политической обстановки в стране, это не начало в духе Вальтер Скотта или Стивенсона, а совсем другой прием.

Самое известное в русской литературе начало такого рода - «Всё смешалось в доме Облонских», первая фраза «Анны Карениной» Толстого. А самое первое такое начало на русском языке – «Гости съезжались на дачу…» Пушкина.

Можно конечно думать, что такие вещи существуют всегда, их надо использовать и не заморачиваться. Так можно думать до какого-то момента, обычно до того, как сам взялся за перо. Пишущему автору хочется, чтобы его язык, стиль и находки отличали, понимали и ценили.

Византийские и российские источники одного фэнтезийного сюжета

В 1204 г. крестоносцы взяли Константинополь. Это был самый яркий конец света в православном мире, особенно с видом из Руси: 1204 г. - падение Константинополя, 1223 г. - битва на Калке, 1239 г, - Батыево нашествие. Но и с точки зрения греков картина была достаточно апокалиптическая. Меня будут интересовать некоторые важные сюжетные моменты события.

Царевич Алексей - законный наследник византийского царя, отца его сверг узурпатор и захватил трон. Алексей ищет помощи для восстановления справедливости и обращается к крестоносной армии. Крестоносцы просят с него за помощь сумму, в несколько раз превышающую годовой бюджет Ромейской империи. Царевич всё подписывает и на все соглашается. После захвата столицы крестоносцы считают, что невыплата им этих денег обусловлена коварством византийцев и что они имеют законное право пограбить стольный град. Воцарение законного наследника кончается катастрофой, в результате которой наследник гибнет, иноземцы захватывают страну, центр государственности перемещается на восток, где формируется греческое правительство, которое 60 лет спустя всё-таки возвращается в столицу и восстанавливают империю.

Интересно, что аналогичная история повторяется в России четыреста лет спустя - это история царевича Димитрия. Сын Иоаннов, законный наследник (некоторые историки считают, что он определенно верил в свое царское происхождение) приводит иноземные войска, чтобы свергнуть узурпатора. Счастливое воцарение законного правителя оборачивается катастрофой с убийством царя, захватом столицы, концентрацией здоровых сил страны на севере с последующим возвращением в столицу.

Collapse )