April 18th, 2015

Французские романтики

Последний год я по понятным причинам почти не покупаю бумажных книг, но мимо этой не смогла пройти. Всего 5 гривен (10 рублей), "Французская романтическая повесть", круг чтения Татьяны практически: Шатобриан, Констан, Нодье, Виньи... Бесподобно.

Первые французские романтики - поколение Французской революции 1789-го года, из идейных противников. Кто-то служил в королевской армии, шёл с армией принцев на революционный Париж, кто-то эмигрировал, кто-то был министром при Реставрации. Все люди идейные, имевшие возможность отстаивать свои идеалы с оружием в руках и как правило возможность эту использовавшие. Для них романтический герой, непонятый гений, аристократ, противостоящий буржуазному обществу, - не поза, а реальность. После этого общего замечания о впечатлениях.

"Адольф" Бенжамена Констана - отличная вещь. Констан  - автор одной книги, как Шодерло де Лакло, и эта книга замечательная. Первая в той линии, которую продолжает "Исповедь сына века" Мюссе и "Без догмата" Сенкевича. Я бы не поставила в этот ряд Бальзака, потому что его больше интересует общество и движения сердца он рассматривает как производную общественных отношений. Можно отнести сюда "Грозовой перевал" и наверно Стендаля. Кто любит эти книги, не пропустите "Адольфа".

Шатобриан. Прежде чем Алеко Пушкина поселился среди цыган, Рене Шатобриана поселился среди индейцев. Индейская экзотика, проповедь идеалов века Разума из уст естественного человека, невинного дикаря. У Вольтера это было кратко, четко и сухо, решительный шаг победителя, который уже выиграл. У Шатобриана уже темы другие, акценты смещены. Герои не могут больше жить одним разумом, чувство не высмеивается, его пытаются обосновать, ему отводят законное место в описании идеального человека, хоть и не забывают предупредить о вреде экзальтации и неумеренных страстей.

"Красная печать" де Виньи очень хороша. Когда в студенческие годы я читала "Сен-Мара", мы с подругой задавались вопросом, а почему, собственно, "Три мушкетера" Дюма? Ведь у де Виньи по той же теме есть всё, за что любят Дюма, и даже гораздо больше. В этот раз он мне тоже понравился.

Я не буду говорить о Гюго, Мюссе и Жорж Санд, с ними давно всё ясно, а что касается Нодье, о нем будет следующий пост.

Нодье и Пушкин

Пушкин интересовался творчеством Нодье, это само по себе любому лестно, и является основанием присмотреться к французскому автору.

Темы и образы Нодье с первого взгляда заметны в двух произведениях Пушкина, в "Барышне-крестьянке" и неоконченном "Романе в письмах".

Collapse )

"Мельмот Скиталец"

Мне эту книгу подарил любимый муж на рождение Маши. Четыре года у меня не доходили руки до нее, а сейчас наступил подходящий момент. Я еще не дочитала, впечатления по ходу.

"Мельмот Скиталец" - роман Мэтьюрина, английского автора ирландского происхождения, вышел в 1820-м году. Книга сразу была переведеа на французский и приобрела популярность. Бальзак написал продолжение, "Мельмот прощенный", который даже издавался как окончание романа Мэтьюрина. Пушкин прочитал книгу в 1823-м. Один из приятелей Пушкина того времени имел прозвище Мельмот. Автора ставили между Гёте и Байроном, а его героя соответственно между Фаустом и Чальд Гарольдом. По черновой версии, Татьяна читала "Мельмота", а Онегин имел все шансы вместо героя байронического остаться героем мельмотическим. "Всех утопить!" в "Сцене из Фауста" Пушкина явно перекликается с "Пусть погибают!" из "Мельмота Скитальца".
Collapse )

Еще о "Мельмоте"

Та часть книги, где описываются приключения испанца в монастыре и в тюрьме инквизиции, Мадрид и церковь глазами англичанина - это такая яркая антикатолическая агитка, что просто дух захватывает. Основные тезисы антикатолической пропаганды со времен королевы Елизаветы излагаются последовательно, подробно и логично - в протестантской логике. Распространенный прием в 18-м веке - основы протестантского буржуазного общества выводить из "естественного состояния человека". Когда естественного человека на необитаемом острове, вне культуры и только со светом разума описывает мусульманин, такой естественный человек сам по себе приходит к мысли, что женщины, которых он никогда не видел, должны носить паранджу. Когда же естественного человека описывает протестант, тот сам по себе приходит к мысли, что церковь стремится только к власти над людьми, поощряет невежество и суеверия да накапливает богатства вопреки Библии.

Вся эта концепция у Мэтьюрина вкладывается в уста католиков, да еще и детей двенадцати-тринадцати лет. Это так напоминает современные агитки по ювенальной юстиции, которые пишутся от имени детей того же возраста, якобы пострадавших от родительского гнёта. Тоже просвещенные единственно только естественным светом разума, эти дети последовательно излагают основные тезисы юю со всеми искажениями, умолчаниями и передергиваниями. Такие тексты очень специфические, Мэтьюрин конечно талантливее современных райтеров, но принцип один и тот же. Когда читаешь такое, видно, сразу видно, что это агитка, ожившие аллегории родительского самодурства или ужасного клерикализма, которые выступают против свободной личности. Если меня спрашивают, откуда вы это знаете, что тут скажешь? Такие тексты пишутся не первый год и я вижу это не первый раз, вот так.

Just business

Есть такое мнение, что уничтожение протестантами индейских племен и прочих дикарей не имеет отношения к протестантской религии. Американцы смогли и уничтожили индейцев, наши не смогли и не уничтожили  чукчей, это просто бизнес и религия не при чем.

Кто как думает, где тут связка? Массовое убийство людей некоторым обществом не имеет отношения к тому, что в этом обществе считается правильным, нормальным, допустимым? Либо так: то, что в обществе считается правильным, нормальным, допустимым, не имеет отношения к исповедуемой в обществе религии. Как правильно?

Лицо войны

Сейчас в ЛНР и ДНР война по большей части проявляется в форме бедности. В тех местах, где не стреляют ВСУ, разумеется.

Всё очень дорого, не хватает продуктов, не хватает лекарств, приходится жить без воды и света, в полуразрушенных домах, ходить по разбитым дорогам, проводить время в холоде и голоде, больницы работают мало или не работают совсем, школы закрываются, дома ремонтировать не за что, окна стоят забитые фанерой или досками. Перечислять можно долго. Хочу заметить, что терпимость к такому образу жизни воспитывалась в обществе всё время после распада СССР. Сейчас уже многие считают, что это нормально, когда некоторая часть общества живет именно так. Это не повод поднимать тревогу, волноваться и что-то менять. И безо всякой войны миллионам людей должно не хватать денег на обучение детей, на лекарства и новую обувь, так что в чем проблема? Никакой проблемы нет, ничего особенного на Донбассе не происходит.