April 7th, 2015

Вне политики

Серия постов, которая не касается современности, а касается античности, потому что навеяна не чтением новостных лент, а чтением неизменного Плутарха. У нас дома в последнюю бурю порвались телефонные провода и сгорел модем, так что мы не можем смотреть что нам хочется по выбору и пользуемся старыми дисками, зато и нет возможности читать животрепещущие новости, можно по ночам читать что успела скачать, а это немало.

Итак, чуть-чуть отвлечься.

Плутарх, Арат

…С течением времени Диний и знаток диалектики Аристотель составили заговор против Абантида, который имел обыкновение слушать их беседы на городской площади и вмешиваться в ученые споры, и наконец, в разгар одного их таких споров, убили его.
…Он [Арат] решился низложить тирана собственными силами. Первыми он посвящает в свой план Аристомаха и Экдела. Аристомах был изгнанник из Сикиона, а Экдел аркадянин из Мегалополя, философ и человек дела, когда-то слушавший в Афинах академика Аркесилая.
…Захватив, как уже сказано, крепость, Антигон разместил в ней лишь тех воинов, к которым питал особое доверие, а начальником отряда поставил философа Персея.
…Персей после падения крепости бежал в Кенхреи. Впоследствии, как передают, беседуя с кем-то на досуге, он в ответ на замечание, что, дескать, лишь мудрец способен быть хорошим полководцем, воскликнул:

Как видим, общим местом в античности было представление о том, что мудрец или философ – человек военный, политик или полководец. Сейчас считается, что дело философа - его слово, греки были уверены, что дело философа - политика и война.

Военная наука

Плутарх, Марцелл.
…Платон негодовал, упрекая их в том, что они губят достоинство геометрии, которая от бестелесного и умопостигаемого опускается до чувственного и вновь сопрягается с телами, требующими дял своего изготовления длительного и тяжелого труда ремесленника, - механика полностью отделилась от геометрии и, сделавшись одною из военных наук, долгое время вовсе не привлекала внимания философии.

О духовной гигиене в военное время

Несоблюдение этого правила способствует росту нервозности, много раз проверено.

Плутарх, Катон Старший
…По его [Катона] мнению, мало что так сближает людей, как совместная трапеза, и за обедом часто раздавались похвалы достойным и честным гражданами, но никто ни единым словом не споминал дурных и порочных: ни порицанию, ни похвале по адресу таких людей Катон не давал доступа на свои пиры.

Главное в педагогике

Плутарх, Катон
Кроме того учение Катону затрудняла, по-видимому, и его упрямая недоверчивость. В самом деле, учиться – значит не что иное, как испытывать на себе определенное воздействие, а быстро склоняться на уговоры свойственно тем, у кого меньшая сила сопротивления.

О женщинах

Плутарх,  Фокион
Но вообще, как сообщают, из этого сына так и не вышло ничего путного. Он влюбился в девчонку из какого-то притона и, оказавшись однажды по чистой случайности в Ликее, где держал тогда речь Феодор Безбожник, рассуждая примерно так: «Если выкупить друга не позорно, то не более позорно выкупить и подругу, если не стыдно выкупить любимца, не стыдно – и возлюбленную», - применил это рассуждение, сочтя его вполне обоснованным, к себе и своей страсти и выкупил возлюбленную.

О мифологии, которая определяет факты естественных наук

Кереньи в своей книге о Дионисе прослеживает критский и малоазиатский культ Зевса Подземного, владыки пещеры, который позднее был отождествлен с Дионисом. Убийство быка в пещере было центральным обрядом этого древнего культа. Даже перечисление глав по этой теме позволяет составить представление о важности этого мотива в тогдашней религии:
Сияние и мёд
Изготовление медового напитка во время предутреннего появления Сириуса
Пробуждение пчёл
Рождение Ориона
Мифология кожаного мешка
Бык, змея, плющ и виноград…

Несколько веков, а то и тысячелетий у разных родственных народов совершался обряд, который связывал быка и пчёл. Бык был кожаным мешком. Жрецы убивали его, перебив все кости, но не повредив шкуры. После дополнительных процедур быка на 40 дней оставляли в пещере. По истечении этого срока пещера оказывалась полна пчел, а шкура – меда. Излишне говорить, сколько на это ядро надстроено астрологических и алхимических ассоциаций. К концу античности, когда от критской религии остались только очень смутные воспоминания, весь этот комплекс представлений еще играл большую роль  орфических текстах (Дионис – человек, вышедший из Аида и ставший богом, простор для оккультных интерпретаций тут огромен), но вне этих кругов, в повседневном мире, древний опыт сохраняется в придаточном предложении, которое на первый взгляд относится к сфере естественных наук: «…пока люди более сведущие не объяснили им, что гниющая плоть быка обращается в пчел…».

Зачем демоны вредят людям

Плутарх, Дион и Брут
…не придется ли нам вернуться к совершенно нелепому представлению очень давних времен будто злые и коварные духи завидуют лучшим людям, препятствуют их действиям, смущают и пугают их в надежде расшатать и сокрушить их доблесть – и все для того, чтобы люди, если они сохранят нравственную чистоту и пребудут верны добрым своим намерениям, не удостоились после кончины более завидной участи, нежели доля самих духов.

Представление о зависти ангелов к людям Плутарху известно, и он его характеризует как нелепое и древнее. В его времена просвещенным людям было ясно, что бессмертные духи не могут завидовать смертным людям, и Августину триста лет спустя пришлось потратить много сил на опровержение этой уверенности.