October 29th, 2014

Ва-Банкъ в Луганске

Я тут была вчера (https://www.facebook.com/photo.php?fbid=749321025135759&set=a.324333390967860.74932.100001736069055&type=1&theater). До конца к сожалению не смогла остаться, потому что надо было забирать дочку из Дома пионеров, но всё равно впечатление было очень сильное. По ходу концерта исполнялась одна песня Высоцкого, и это пробудило во мне совершенно детские дальние воспоминания. Мы с Машей шли домой пешком, маршрутки не ходили, уже темнело, людей очень мало, можно сказать никого, пока совсем не упала тьма, можно было видеть серый силуэт города на алом закатном небе, мы шли и я Маше пела в полный голос песню Высоцкого. Не из самых любимых и много лет я ее вообще не вспоминала, ее определенно не было в голове, а вчера вспомнилась от слова и до слова. Вот она:
Как призывный набат, прозвучали в ночи тяжело шаги, -
Значит, скоро и нам уходить и прощаться без слов.
По нехоженым тропам протопали лошади, лошади,
Неизвестно к какому концу унося седоков.
По нехоженым тропам протопали лошади, лошади,
Неизвестно к какому концу унося седоков.

Наше время иное, лихое, но счастье, как встарь, ищи!
И в погоню летим мы за ним, убегающим, вслед.
Только вот в этой скачке теряем мы лучших товарищей,
На скаку не заметив, что рядом товарищей нет.

И еще будем долго огни принимать за пожары мы,
Будет долго зловещим казаться нам скрип сапогов.
Про войну будут детские игры с названьями старыми,
И людей будем долго делить на своих и врагов.

А когда отгрохочет, когда отгорит и отплачется,
И когда наши кони устанут под нами скакать,
И когда наши девушки сменят шинели на платьица, -
Не забыть бы тогда, не простить бы и не прозевать!

Сергей Павлов, "Мягкие зеркала"

Читала эту книгу почти всю ночь и дочитала до конца. Впечатления непередаваемые. Впервые я прочла ее в детстве, и это было такое впечатление! Кто помнит, тот поймёт. "Лунную радугу" печатали в каком-то журнале, его читала и я, и мой отец, который тогда был младше меня нынешней. Эта книга стала идеальным образом космического детектива, космической романтики, просто в платоновском смысле. Потом "Солярис" по сравнению с ней казался надуманным и скучным, а Стругацкие слишком попсовыми... Оказалось, что я и до сих пор помню не сюжет даже, а образный ряд - это сила!

Убедилась еще раз, как прав был Николаус, когда говорил, что целый подкласс в фантастике относится к жанру видений. Можем вспомнить не только христианскую агиографическую литературу, но и заключительную часть "Государства", когда Сократ рассказывает о своем видении загробного мира, да и у Лукиана такое помнится было. Сюжет в таких историях неважен - ну какой сюжет хотя бы в "Божественной комедии"? Человек ходит и смотрит. Всё. Тут и говорить не о чем. Самое главное - на что он смотрит, а здесь уже каждая мельчайшая деталь увиденного имеет самоценное значение. Так и в этих фантастических романах - описание какого-нибудь прибора или детали скафандра это и есть сюжет, кто не имеет вкуса к такой литературе, увязнет в таком тексте безнадежно. Сейчас бы я такое не смогла читать в первый раз, а на детских воспоминаниях прорвалась одним махом!