June 25th, 2014

Как вы оцениваете подобные пассажи?

"Ныне мы осознаем, что в России имперской эпохи существовала, не называя себя, блистательная геополитика. Но ведь осознаем мы это благодаря западным образцам, давшим имя подобному мировидению и практике. Эти образцы помогают нам воспринять в новом свете и "Северный аккорд" графа Н. Панина, и потемкинско-екатерининский "Греческий проект", и указ Александра I о Беринговом море как закрытом море России, и "Русскую правду" П. Пестеля — диковинный конституционный проект с предуказанием земель, посредством которых Россия еще должна была бы, вобрав их, обрести географическую достройку и завершение. Мы теперь иначе можем прочесть многие страницы публицистики Ф. Достоевского и А. Герцена, по-новому понять жанр трактатов и статей Ф. Тютчева и Н. Данилевского, "Писем в продолжение Крымской войны" М. Погодина, гениального памфлета И. Вернадского "Политическое равновесие и Англия" (где еще в 1854 г. детально разбиралось то, что через десятилетия назовут талассократической "стратегией анаконды"), "Англо-русской распри" С. Южакова — удивительного памятника народнической геополитики — и "Трех миров Азийско-Европейского континента" В. Ламанского. Мы открываем нашу геополитику, как некий русский граф узнавал из "Истории" Н. Карамзина, что, оказывается, у него, графа, есть Отечество — но, повторяю, не открыли бы без геополитики западной просто потому, что без нее не имели бы ни имени, ни мерила для этих наших богатств." (ц)

Меня это просто выбешивает, но очень надеюсь, что кто-то знает способ извлекать пользу из таких текстов.

Вокруг слона

В-третьих, для развиваемой мной уже 10 лет теории стратегических циклов системы "Европа-Россия" в ХVIII–ХХ вв. [см.: Цымбурский 1995а; Цымбурский 1995б; Цымбурский 1997; Цымбурский 2003а] трилогия хартленда значима своей серией образов "России в мире", созданных высокоодаренным англичанином. Это очень важно, что их выписал представитель той нации, которая с ХIХ в., а особенно с начала ХХ в., пыталась соединить до того в истории Нового времени всегда разъединенные статусы океанического и колониального гегемона, утверждающего позиции западного человечества за пределами его метрополии (на этих путях Англия впервые всерьез столкнулась с Россией), и роль одного из фокусов собственно европейского силового расклада. (ц)

Казалось бы, можно так
"Заняв все без остатка пространство реализации собственной идеи, наш объект превращает весь остальной мир в отпечаток себя. Пытливому исследователю грех не воспользоваться этим слепком."
Нашу идею империи как государства социальной справедливости, больше не реализует никто, то есть можно сказать, что мы заняли всё пространство реализации этой идеи. Или нельзя?

Важны нам образы России в мире, созданные англичанином? Всё, что можно узнать по этим образам о европейской культуре мы, полагаю, уже знаем. Узнать что-то по этим образам о России конечно невозможно. Что еще? Зачем еще это нужно, кто знает? 

Чаадаевщина

"Когда мы, вслед за Достоевским и ориентируясь на Пушкина, повторяем, что русский человек универ­сален и что в этом его главное национальное призва­ние, мы, в сущности, говорим об Империи. Ни мос­ковскому человеку, ни настоящему интеллигенту не свойственна универсальность...
...Простой русский человек — моск­вич, как и интеллигент — удивительно бездарен к ино­странным языкам, как и вообще не способен входить в чужую среду, акклиматизироваться на чужбине. " (ц)

Империя началась не с Петра, а с Ивана Грозного или даже Ивана Великого. Московский человек и есть империя. Если уж ему не свойственна универсальность, то больше ее взять не откуда. Европа не смогла объединиться политически, то есть имперская универсальность не могла попасть в Россию из Европы, ибо никто не может дать другому чего сам не имеет. Неспособность московского человека к иностранным языкам это чисто имперская черта. Образованный римлянин не может видеть целью своих интеллектуальных стремлений изучение варварских наречий, это эдуи с гельветами должны учить латынь, и выучат, будьте покойны.

Павич в свое время подметил это. Он писал, что сербы неспособны к иностранным языкам потому что в средние века сербский был языком культуры и религии для нескольких народов, это англичанам и французам надо было учить латынь или греческий, чтобы добраться до остатков какой-то мудрости, а у сербов всё и так было на своем языке. Сербы в те времена были важной частью православного мира. Это ощущение сохранилось у них после нескольких веков политического угнетения, сохранилось настолько, что писатель смог его выразить. Что говорить о русских, у которых всё не в далеком прошлом, а в живом настоящем.

Поразительно, как эта прослойка не чувствует, не понимает свой народ. Понятно, что они тут не удержались, а укатились на запад.

Еще о русской культуре

"Мы знаем и другой тип русского европейца — того, который не потерял си­лы характера московского человека, связи с родиной, а иногда и веры отцов. Именно эти люди строили Империю, воевали и законодательствовали, насажда­ли просвещение. Это подлинные «птенцы гнезда Пет­рова», хотя справедливость требует признать, что ро­дились они на свет еще до Петра. Их генеалогия на­чинается с боярина Матвеева, Ордина-Нащокина — быть может даже с Курбского." (ц)

Ну да, с кого же еще им начинаться как не с Курбского. Вот опять - империю строит буквально несколько десятков человек, а остальные миллионы - пассивный материал, ни на что самостоятельно не способный. Суть даже не в том, чтобы уловить желания и намерения этих миллионов, тут и улавливать нечего, надо просто насаждать просвещение в какую-то тьму и пустоту. 

Гражданская война 19-го века

В эпоху великих реформ, на короткое время, европей­цы опять стали у власти. Мы еще видели «послед­них могикан» в Сенате, в Государственном Совете, при двух последних императорах, когда, оттесненные от власти и влияния, они хранили свой богатый опыт, свою политическую мудрость — увы, уже ненужную для вырождающейся династии. Но ниже, в управлении и суде, во всех либеральных профессиях, в земстве и, конечно, прежде всего в Университете европейцы вы­носили, главным образом, всю тяжесть мучительной в России культурной работы. Почти всегда они ухо­дили от политики, чтобы сохранить свои силы для единственно возможного дела. Отсюда их непопу­лярность в стране, живущей в течение поколений ис­парениями гражданской войны.(ц)

Великие реформы это освобождение крестьян. Из текста непонятно, что имеется в виду под гражданской войной. Кто может помочь? 

Безграмотный пореволюционный человек

Новый образованный класс дает ис­ключительно спецов, лишенных часто самых элемен­тарных основ общей культуры (даже грамотности). С другой стороны, никогда, со времен московского царства, Россия не была отгорожена от Европы такой высокой стеной. Эта стена создана не только цензу­рой и запретом свободного выезда, но и необычай­ным национальным самомнением, прямым презрением к буржуазной, «догнивающей» Европе. В этом суще­ственная разница между полуграмотной, технической интеллигенцией Петра и такой же интеллигенцией Ста­лина... Сталинская повернулась спиной к Европе и, сле­довательно, добровольно пресекла линию русского «универсального» человека. (ц)

Прямое презрение к догнивающей Европе. Смотрите и не говорите, что не видели. :)

У Федотова безграмотность послереволюционной молодежи - навязчивый мотив. Уже несколько раз повторил в таком коротком тексте. Неужели в самом деле никто не знал орфографии? Или это отмена ятей так впечатлила философа?