April 26th, 2012

Консуэло

В детстве я не дочитала "Консуэло". В библиотеке книга была в двух томах, первый том я прочитала, а второй был на руках, зато я взяла "Графиню Рудольштадт" и потом уже возвращаться назад не имело смысла. За прошедшие годы всё не было времени восполнить пробел, а сейчас момент настал, я взяла и перечитываю. Ясное дело, многое стёрлось из памяти, на многое не обращалось тогда внимания, но сейчас это книга, от которой не передохнуть. Ясное дело, империя и католическая церковь ни разу не поминаются с положительными коннотациями, но это полбеды. Моравские братья, чешские братья, табориты, переселение душ, ересь Оригена об оправдании сатаны в конце времён, манихейство - это всё представляется как возвышенная религия чудесного Альберта, к которой в конце концов приходит и главная героиня. Эта адская смесь даже сильней и ярче, чем "Мастер и Маргарита", просто из-за охвата исторического материала. Очень впечатляет.

Ссылка по теме

"Иоахим Воль, передвигатель шахматных фигур"

Книга вот она.

Ещё одно произведение, несомненные литературные достоинства которого только ярче подчёркивают идейную чуждость содержания. Рассмотрим вкратце топологию предложенных миров.

Первая повесть по стилю чистый Борхес, всем любителям и поклонникам великолепного аргентинца будет приятно и интересно. Если кто уже знает наизусть вавилонскую библиотеку и даже оценил эпизод про фею, обрушившую на город стихи ("Овидий в изгнании"), тому нужно прочитать повесть про Иоахима Воля.
Теперь об идейном каркасе этого мира. В нем существует признанное ценителями и редчайшее ремесло передвигателя шахматных фигур. Передвигатель должен постигнуть философию и языки, должен знать и любить редкие книги, черпать мудрость у арабов и иудеев, не говоря уже о Платоне. Передвигатель также пользуется некоторыми аскетическими практиками, передает своё ремесло немногим ученикам (в данном случае одному), которые к тому же прошли предварительные испытания и показали себя пригодными к получению этого знания. Знание по-гречески гнозис. Можно посмотреть, не в том ли мы мире, который описывается гностическими идеями.
Каждый передвигатель в конце концов становится богом при условии, что он уничтожает в себе все привязанности и не вмешивается в дела этого мира, не делает ходов ни на шахматной доске, ни в жизни. Бог гностиков находится на самой вершине их иерархии миров и в дела нашего низшего мира конечно же не вмешивается. В повести жизнь представлена как шахматная игра между Чёрным и Белым игроками, которые равны по силе и не могут победить друг друга. Это явное манихейство, к которому в пределе приходит гностицизм, после Булгакова даже доказывать ничего не надо. Итак, мы без сомнения попали в гностический мир, спасибо автору за яркое и живое описание.

"Они - другие"

Логика идеи требует перейти сначала к третьей повести сборника, где тот же гностический мир прописан более резкими чертами, даже до гротеска. Тем не менее, всё узнаваемо и подтверждает нашу правоту относительно "Иоахима Воля", если бы у нас еще были сомнения.

Итак, по языку и стилю эта повесть больше всего напоминает "Улитку на склоне", сцены в деревне, где застрял Атос Сидоров. Сельчане, замученные тяжелым трудом на земле и борьбой с природой, ядовитый туман, который с трудом удается отгонять от несчастных редких деревень, нищета, обессмысливающий труд и полная беспросветность. Правители этих городищ занимаются коррупцией, насилием, прикармливанием стражников, неправым судом и заботятся лишь о том, как бы и дальше держать своих односельчан в забитом состоянии. И в этом мире есть особые люди, они - другие, они не живут среди простого люда, они умеют читать и писать и Они Пишут По Бумаге. Они пишут судьбы людей и написанное ими исполняется.
Мир этот чисто славянский, заимствованные слова типа почтальон нарочито заменяются славянизмами (письмоноша). Потому мы имеем право использовать русский духовный опыт. На нашей ментальной карте есть описанное автором место. Именно так видит наш мир либеральная интеллигенция. Раз уж мы попали в этот мир, посмотрим в схематическом виде на извечную интеллигентскую проблему - взаимоотношение интеллигенции с властью. Никто из Пишущих По Бумаге даже не пытается что-то улучшить в этом направлении. Власти уважают Пишущих и стараются ни в коем случае их не обижать, а на возмущения судьбою невинно замученных и пострадавших от корыстного суда сельчан есть ответ - "ты не знаешь, простой человек, что иногда нужно убить тысячи, лишь бы вырастить одного достойного".

Полагаю, такие яркие и неприкрытые мечтания даже не нужно комментировать, нужно просто поблагодарить.

"Смотрящие на дождь"

Вторая повесть сборника будет рассмотрена в свете предыдущего анализа. Мы можем принять, что это тот же мир гностика/либерального интеллигента, только высветленный немного с другой стороны. Стиль подсказывает, с какой именно - это попытка Кафки, и очень неплохая. Основной темой таким образом является диалектика отношений индивидуума и государственной машины в той или иной ее форме, влияние тоталитаризма на придавленный им мир, как государство уродует человеческие отношения, как диктат его сказывается в казалось бы простых и несложных вещах, как потом эти вещи требуют крови, как личность порабощается этим порядком вещей и так далее. Всё это в повести есть, но по большей части в потенции. Если у Кафки каждый персонаж является в той или иной степени участником и составной частью мрачного в своей бессмысленности действа, то здесь из всех, с кем сталкивается герой в процессе своего перерождения активно действует и запоминается только начальник внутренних дел (что характерно). Потому у Кафки мы попадем в живой мир, который поддерживается волей каждого, этот мир преобразует героя. Здесь же такого глобального противостояния нет и потому изменение неубедительно.
Очень жаль, что автор ограничился простой зарисовкой, заявка тут отличная, а мистерия пленения души низменной материей стоит усилий.

Вот такие три грани чуждого пространства.