March 8th, 2012

Снова гностики

Гностические учения, о которых было много говорено (последний раз здесь) проявили себя снова за последние три месяца  связи с известными событиями. Хорошая сводка здесь. Очень не хотелось бы, чтоб обсуждение этой темы перешло в плоскость психологии и психоанализа. Свести социальный феномен к психологии это хуже чем редукционизм (а чем собственно хуже? это он и есть). В наблюдаемом противостоянии схлестнулись сущности высшего порядка, чем человек (социальные группы, народы, цивилизации), а психология разбирает отдельного человека, то есть работает с сущностями низшего порядка. При обращении к психологии в данном случае рассмотрение явлений общественного сознания подменяется рассмотрением завихрений сознания индивидуального. Самое плохое тут конечно в том, что проблема выглядит решенной и перекрывает возможность дальнейшего обсуждения и понимания. Инфантилизм? Да. Эгоизм? Да. Эдипов комплекс? Да. Но это в лучшем случае показывает,  люди какого склада склонны увлекаться определенными идеями, но не показывает логику развития самой идеи, что единственно важно. 

Читая К.

Карсавин пишет о какой-то специфической русской лени как о нашей национальной черте. Что это такое, как он это себе представляет? Тут просматривается какой-то ходячий штамп, но происхождения его я не знаю и само употребление его уже не столь широко, потому и стёрто. В любом случае, у действительно хорошего философа грустно встречать такие вещи.

В частности это показывает, что для Карсавина, как и для менее продвинутых философов, территориальный ресурс России остался вне проблемного поля и вообще не привлёк внимания. Россия «просто» большая, и за этим «просто» не видят никакого идейного содержания и никаких социальных технологий, которые конечно есть, но в слепом пятне даже для такого замечательного автора. Он даже пишет, что все народы стремятся расширять свою территорию, захватывать и угнетать другие народы, а в пример приводит европейскую историю, которая сошла бы на нет, если из нее выбросить всё насилие и все Тридцатилетние войны. Да и наше собирание земли Русской по сути было тем же самым, говорит автор, и тут кроется очень большая ошибка, которая, боюсь, не отозвалась бы впоследствии какими-нибудь странностями.

И как можно называть лентяями людей, массово живущих в селе еще без электричества и техники, когда просто для выживания нужно работать не покладая рук…

Субъект истории

По К.
Субъект истории есть коллективная историческая личность (например, народ, класс, социальный слой, город и т.д.). Субъект истории не улавливается социологией как ею не улавливается индивидуальная, человеческая личность. Однако как человек раскрывается в своих поступках и живом общении с другими людьми, так и коллективная историческая личность раскрывается во взаимодействии с другими личностями такого же или высшего уровня. 

Подход этот хорош, очень хорош, мне нравится. 

Припомню заодно, как поклонники Поппера обходятся с теоретической историей. К. утверждает, что социология и всякого рода статистика не может дать ничего кроме неполной индукции, а таким образом нельзя описать и понять никакой социальный слой. Однако же подобные описания есть, то есть история как наука существует. Сторонники Поппера заявляют, что где нет статистики, там нет ничего, потому и теоретической истории нет и быть не может, и субъектов её соответственно не существует. 

Города

Элий Аристид в "Похвале Риму" говорит, что империю надо прославлять за создание повсюду городов. Это здорово и замечательно, что мы живем не в пустыне с кое-где стоящими крепостями, а каждый день в путешествии встречаем город, а то и два. 
Мне вспомнился совершенно серьезный призыв совершенно серьезных людей побросать города и всем переехать в деревню для улучшения демографии и сохранения духа народа. Между тем нам противны не города как таковые, а города как центры кристаллизации западных ценностей в нашей стране. Любой мегаполис сейчас фронтир, где сталкиваются две цивилизации, и благо тому городу, который как Петербург имеет своё лицо и сильных гениев места, но и остальные сдавать не надо. 

Еще раз о Петре

Навеяно последними разговорами об этом вопросе.
Когда Петра упрекают в западничестве, погубившем нашу культуру, ничего кроме немецких кафтанов и стрижки бород предъявить как правило не могут. Давайте же посмотрим на вещи более существенные - на государственный строй и общественный идеал. 
Каков вектор развития государств Нового времени в Европе? Буржуазная республика против монархии, стремление поставить государство на службу капиталу. В области идеологии это растянувшаяся на несколько веков борьба против империи и королевской власти. Из этих понятий сделали жупел, Испания и Франция непрерывно подвергались нещадной критике, Германию долбили за отсталость, то есть уважение к военному сословию и прусский пиетет перед государством. Посмотрите только, что творилось в предреволюционной Франции (классический труд Кошена) - наши либералы дети по сравнению с титанами Просвещения, разборки их мелки и вторичны, а нападки на тиранию и государство шаблонны и тупы по сравнению с пафосом общественного договора и поэтики буржуазных свобод. Какой бы документ эпохи не взять, ясно куда дует ветер. 
В результате же деятельности Петра у нас возросла роль государства, усилилась централизация, укрепилась монархия и вообще появилась Империя как таковая. 

И почему это считается западничеством?