Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Categories:

Об уникальности Гитлера

Было мне недавно сказано, что Гитлер сам сделал свою революцию, и она его не сожрала, а если бы не Жуков, то не сожрала бы совсем. Это же уникальный случай в истории, как же так?
Я знаю как. Я сейчас напишу.

Начать надо издалека, с биологического уподобления, автором которого был Константин Леонтьев. За несколько десятилетий до Шпенглера он писал о том, что Европа стареет и умирает. Структура, организация, резкие различия между разными частями целого маркируют жизнь организма, как биологического, так и социального. Одинаковые во всем атомы означают распад, конец, слияние с окружающей средой. Процесс изглаживания структуры, упрощения организации, высвобождения атомов есть переход от первого состояния ко второму.

Применительно к Европе это означает, что современная Леонтьеву борьба между монархией и демократией, длящаяся уже второе столетие, являет собой такую борьбу между жизнью и смертью. При демократии общество распадается на атомы, индивидуум, то есть часть получает права, в которых отказано целому, энтропия выравнивается, организм гибнет. Леонтьев тогда же писал, что единственное здоровое государство в Европе на данный момент это Германия, потому на неё и будет направлена всеобщая ненависть и уготована ей ужасная гибель, и чем страна сейчас здоровей, тем эта гибель будет ужасней. Нельзя быть живой частью мёртвой Европы, распад неостановим, и одна Германия с ним бороться не сможет.

Так вот, все революции Нового времени, начиная с Революции, были направлены против Старого Порядка, за них стояли силы  разрушения, распада и атомизации. Когда эти силы уничтожают то, что не может спастись, их время проходит. Если народ хочет жить и имеет достаточно сил, чтобы отстоять себя, ему нужно искать новую сверх-идею взамен старой, проходит время скептиков и разрушителей, снова в цене Верность и Служение, целое отбирает назад некотроую часть своих прав, пусть и под другим именем. Когда Франция перестала быть верной дочерью католической церкви, она стала наполеоновской Империей. Судя по событиям последних двух столетий, объединение Европы действительно такая животворящая идея, лежащая глубже многих других, и тогда она сработала, для Франции в последний раз, подробности у Шпенглера. 

Но это я отвлеклась. Теперь опять к Гитлеру. Его история ясно показывает, что он деятель не революции, а реакции. Немецкую революцию сделали социал-демократы в 1918-м, и если ей и пришлось кого-то пожрать, то это были личности не столь заметные, чтобы их помнить до сих пор, просто потому что сама революция была не такой глубокой и коренной ломкой, как в своё время во Франции, этакий поверхностный оранжад. Если верить Шпенглеру, уже через несколько месяцев немцы поняли, как ужасно они ошиблись. Ширер, который начинал как журналист в Германии в двадцатые годы, жаловался, что за преступления против демократии суды наказывают чисто символически, уважение к военным в обществе огромное, какой-то генерал, который поднял вооружённый мятеж против демократической республики, получил за этот период официальное жалованье. Это значит, что организм ослаблен, но болезнь не смертельная, народ хочет жить и будет жить любой ценой. На этой волне и пришёл к власти Гитлер. Это состояние гораздо более устойчивое и до пожирания тут далеко - пока народ жив, разумеется.

Вот примерно так.
Tags: Германия, Леонтьев, Шпенглер, демократия, философия
Subscribe

  • Поэт без кожи

    Продолжая дело Владимира Карбаня, комментировавшего поэзию Елены Заславской, я тоже пишу комментарии к своим любимым поэмам и стихам. «Марсий, вызови…

  • Топос Солнца

    Моя рецензия на роман Пелевина "Непобедимое Солнце" в журнале "Топос"…

  • Топос Тартарии

    Моя рецензия на «Тайную историю Тартарии», новый сборник мистического фэнтези авторства российских и донбасских писателей, опубликована в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments

  • Поэт без кожи

    Продолжая дело Владимира Карбаня, комментировавшего поэзию Елены Заславской, я тоже пишу комментарии к своим любимым поэмам и стихам. «Марсий, вызови…

  • Топос Солнца

    Моя рецензия на роман Пелевина "Непобедимое Солнце" в журнале "Топос"…

  • Топос Тартарии

    Моя рецензия на «Тайную историю Тартарии», новый сборник мистического фэнтези авторства российских и донбасских писателей, опубликована в…