Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Фантастика в поезде. Сергей Чекмаев

 В Петербург мы ехали двое суток ровно, я изучала карту, разгадывала японские головоломки и читала книгу. Саша купил её на какой-то остановке, сказал, что это для поклонников Стругацких, там написано в аннотации. Там действительно это написано, и роман называется «Носители Совести». В обществе есть Носители Совести, чем больше их, тем лучше всем живется, чем меньше их, тем выше преступность и больше ужасов вокруг, а что же будет, когда Носителей Совести не станет совсем? Ведь за ними идёт ОХОТА. Это и составляет пружину детективного и фантастического сюжета. 
Прочитав аннотацию, я сразу сказала, что это же про диссидентов и творческую интеллигенцию, и оказалась права. Аннотации у нас пишут хорошо и понятно. За время поездки я замучилась с этой книжкой. Сейчас я всем расскажу, что я о ней думаю.

Действие происходит в наши дни в некотором условно параллельном мире. Россию и Советский Союз автор последовательно называет Империей, а угадайте какую страну – Ойкуменой. Самое интересное, что автор и прилагательные произвёл от этих названий, и породил такие перлы как «Глеб, имперец по национальности», «Алина, имперское имя» и ещё не помню что в том же духе. Национальный вопрос автор тоже ставит и решает его в ключе: «Лишь бы человек был хороший». 

Итак, Носители Совести Мира, они среди нас. Чем же они занимаются? Кажется, единственное применение кристальной честности и абсолютной совести, которое автор может придумать – это вернуть деньги продавщице, если она обсчиталась не в свою пользу. Главная героиня делает это несколько раз, и по утверждению автора, её мучают непереносимые муки совести, если она этого не сделает (этакий заводной апельсин лайт). Ни по каким другим вопросам героиню и Носителей их Совесть не мучит, хотя поводы для этого есть. 

Например, наша кристально честная студентка для подработки переводит статью с ойкуменского на имперский для некоего заказчика, и из статьи понимает, что ойкуменские учёные по сути делают финансовое предложение своим более умным но недофинансированным имперским коллегам. Наша героиня переводит статью и даже мысль, что этот заказчик наверное какая-нибудь государственная лаборатория, ищущая подработать, не мешает ей спокойно получить гонорар. Посмотрела бы я, как в свободной и прекрасной Ойкумене сделали бы положительным героем человека, который видит, как какие-то бастарды продают врагам секреты нации и не бежит сию же секунду в отдел внутренних расследований! 

Носители Совести входят в квартиру своего убитого собрата покопаться в его бумагах. Неважно, что квартира опечатана, что куча народу под следствием, Носителям Совести закон не писан. Это остальных, тех, у кого нет Совести, за такое поведение называют «агрессивным обществом, само существование которого угрожает жизни носителей». Ну простите, господа хорошие, что мы вам дышать не даём самим своим существованием, нам всем пойти повеситься? 

Один Носитель незаконно добивается для другого льгот в пенсионном фонде. Без комментариев.

Носители Совести похищают главную героиню из больницы, соответственно подделав бумаги и подкупив персонал. А уж это как знакомо! Больничный режим для дураков, умные люди всегда договорятся с главврачом и пойдут домой на выходные, и гостей проведут в любую палату! 

И они ещё ищут какую-то Антисовесть, которая делает мир хуже! Зачем же вам так далеко ходить, вы просто в зеркало посмотрите! 

К чему я это всё пишу? Не только побурчать на любителей порекламировать свои кухни, где они решают животрепещущие вопросы: если больной жене не сказать про неприятности на работе, будет это поступок по Совести или весь мир скатится в хаос и анархию? Их время к счастью ушло, и вербовать новых сторонников им всё труднее и труднее. Я хочу показать, как этот пример иллюстрирует кантианскую философию, тот вариант ходячего кантианства, с которым сталкиваешься повсеместно и уже прямо не знаешь как с ним бороться. 

В нашем случае хорошо известно, как проявляет себя вещь в мире явлений. Но нас пытаются убедить, что к сущности вещи это не имеет отношения, сущность не является, она скрыта где-то глубоко в себе и познать её невозможно. Далее (уже Якоби), хоть познать разумом суть вещи невозможно, её можно познать непосредственно, непосредственным знанием. Одна героиня, Ника, чувствует, кто из встреченных ею людей Носитель, а кто нет. Таким образом, отобрав у разума право судить об истине вещей, мы передаём его чувствам! Надо ли говорить, как это шатко, ненадёжно и субъективно. И вот уже главный герой, неглупый следователь, вместо того, чтобы самому судить о происходящем, полностью полагается на уверения совершенно левой дамы, которую видит первый раз в жизни! Вот вам и связь отвлеченных философских доктрин с реальностью, самая прямая и непосредственная. В общем и целом - печальная такая рецепция немецкой философии. 
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Культурные проблемы геополитики на ФМО

    Философское монтеневское общество приглашает всех желающих принять участие в обсуждении доклада «Евразийский путь – не шёлковый. Пролегомены к…

  • Женщины и суеверия

    Представление о том, что женщины более религиозны, чем мужчины, считалось общим местом в средиземноморской ойкумене. Вот что пишет географ Страбон:…

  • Поэт без кожи

    Продолжая дело Владимира Карбаня, комментировавшего поэзию Елены Заславской, я тоже пишу комментарии к своим любимым поэмам и стихам. «Марсий, вызови…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments