Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Category:

Диалог в публичном пространстве

На третьем курсе я прочитала «Опыт о человеческом разуме» Джона Локка, и его представления о диалоге усвоила как нормативное. С 1996 года оно модифицировалось, но в основе не поменялось. Большая цитата из Локка, которую приводит Рассел:

“После указания на то, что мы должны часто действовать на основе вероятности, которая близка к достоверности, он говорит, что правильное употребление этого соображения «состоит в милосердии и снисхождении друг к другу. Так как поэтому большинство людей, если не все, неизбежно придерживаются различных мнений, не имея достоверных и несомненных доказательств их истинности, – а отходить и отказываться от своих прежних убеждений тотчас же после того, как представят довод, на который нельзя немедленно возразить и показать его недостаточность, значит навлекать на себя слишком тяжкие обвинения в невежестве, легкомыслии или глупости, – то мне кажется, при различии мнений всем людям следовало бы соблюдать мир и выполнять общий долг человечности и дружелюбия.

Ведь было бы неразумно ожидать, что кто-нибудь охотно и услужливо отказался от своего мнения и принял наше мнение со слепой покорностью авторитету, которого, однако, разум не признает. Ибо как бы часто ни заблуждался разум, он не может руководствоваться ничем, кроме своего рассуждения, и не может слепо подчиняться воле и диктату других лиц.
Если человек, которого вы хотите склонить к своему мнению, – из тех, кто раньше изучит дело, а потом соглашается, то вы должны дать ему возможность пересмотреть все на досуге, чтобы он, вспоминая то, что исчезло из его ума, изучил все частности, дабы увидеть, на чьей стороне преимущество. И если этот человек не признает наших доводов настолько вескими, чтобы снова вовлечь себя в такие труды, то ведь и мы сами часто поступаем так в подобных случаях. Мы и сами обиделись бы, если бы другие вздумали предписывать нам, какие вопросы мы должны изучать.

А если человек принимает мнения на веру, то как мы можем воображать, что он откажется от тех убеждений, которые время и привычка настолько укрепили в его уме, что он считает их самоочевидными и обладающими бесспорной достоверностью или же видит в них впечатления, полученные от Самого Бога или от людей, им посланных? Как можем мы ожидать, повторяю я, чтобы утвержденные таким образом мнения склонились перед доводами или авторитетом постороннего человека или противника, особенно при наличии подозрения в заинтересованности или умысле, как это всегда бывает, когда люди считают, что с ними дурно обращаются?

Мы хорошо поступим, если будем снисходительны к нашему незнанию и постараемся устранить его, мягко и вежливо просвещая, и не будем сразу же дурно обращаться с другими, как с людьми упрямыми и испорченными, за то, что они не хотят отказаться от собственных мнений и принять наши или, по крайней мере, те мнения, которые мы хотели бы навязать им, между тем как более вероятно, что мы не менее упрямы в отношении принятия некоторых их мнений. Ибо где же тот человек, который обладает бесспорной очевидностью истины всего того, что он осуждает? Кто может сказать, что он досконально изучил все свои и чужие мнения? При нашей неустойчивости в действиях и при нашей слепоте необходимость верить без знаний, часто даже на очень слабых основаниях, должна была бы заставлять нас быть деятельными и старательными больше для собственного просвещения, чем для принуждения других….

И есть основание думать, что если бы люди сами были больше образованны, они были бы менее навязчивыми»”.
(Дж. Локк. Соч., М., 1985, т. 1, с. 154)

И мой комментарий. Первый род людей, которые сначала изучают вопрос, а потом соглашаются, не слишком заметен в публичном пространстве, хотя и таких людей тоже нужно впечатлить, чтобы они взялись за работу пересмотра своих взглядов. В основном же вся работа по рекламе чего бы то ни было сейчас строится в расчете на второй тип людей, для которых нужно разными способами предстать авторитетом и заставить отказаться от прежних идей, внедренных таким же образом только вчера. И достигается таким образом разнообразие и постоянные перемены, но никак не мир.

Кластеризация информационного пространства приводит к тому, что можно навсегда замкнуться в своем пузыре, читать только своих авторов и слушать только тех, с кем ты согласен. На границах же пузырей страсти бушуют как во времена религиозных войн в Европе, которые так хорошо помнил и осуждал английский философ Локк.
Tags: Локк, философия
Subscribe

  • Христиане о демонолатрии

    Первые христиане безусловно верили в существование античных богов. У блаженного Августина и других авторов много написано по этому поводу, сомнений…

  • Боги политеизма как иная раса

    При таком подходе боги политеизма – это конечно не Бог-Вседержитель, это в современной терминологии супергерои, то есть существа, обладающие…

  • Критика политеизма у Дэвида Юма

    Работа шотландского философа Дэвида Юма «Естественная история религии» была опубликована в 1757 году, произвела на философскую общественность того…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments