Нина (ninaofterdingen) wrote,
Нина
ninaofterdingen

Categories:

Схема истории и ее заполнение

Серия исторических романов Дмитрия Балашова «Государи Московские» в дни моего детства публиковалась в Роман-газете. У нас дома был «Симеон Гордый» и «Ветер времени». Эти две книги сформировали мое представление о Руси и Византии XIV века. Все последующие исторические исследования о том времени накладывались на основу, полученную в результате чтения этих книг.

Эти романы находятся в середине цикла. Что было раньше и позже, я в тот формативный период не знала, а потом, когда смогла найти в библиотеках и Интернете, очарование прошло, стиль показался нарочито упрощенным и псевдонародным, сюжет запутанным, так что эмоциональной вовлеченности не возникло. Более того, попытка перечитать эти две любимые книги тоже не удалась. Я поскорее оставила эту затею, чтобы не разрушить образы, которые сохранились в памяти: сын Ивана Калиты князь Симеон Гордый, владыка Алексий, Сергий Радонежский, непобедимые литовские братья Ольгерд и Кейстут.

Князь Симеон Гордый показан человеком, который постоянно терзается нелегким моральным выбором, но несмотря на размышления, сомнения и метания, всегда находит силы сделать что нужно вовремя и наилучшим образом (в отличие от романтических героев, которые ко второй части никогда не приступают). Это очень востребованная модель поведения в моей жизни, и я всегда радуюсь, когда встречаю ее у кого-то еще.

Митрополит Алексий – главный герой романа «Ветер времени», действие которого разворачивается после смерти князя Симеона. Алексий оказывается фактическим правителем Руси из-за малолетства наследника. Именно он собирает и сохраняет государство, решая попутно ряд внешнеполитических задач. В результате боев на этом международном дипломатическом фронте Алексий оказывается в плену у литовского князя Ольгерда, желающего сделать митрополитом Киевским и Владимирским своего человека. После нескольких месяцев плена Алексию удается бежать из Киева в Москве.

Один эпизод из истории побега врезался в мою память так сильно, что двух женщин из этого эпизода я помню до сих, хотя они очерчены буквально двумя предложениями каждая. Это старушка с молоком и жена боярина, которая раскрывается в последнем абзаце. Предлагаю своим читателям вспомнить этот отрывок, в котором все достоинства и все недостатки автора видны как на ладони: https://telegra.ph/Mestoblyustitel-prestola-04-06
Tags: Балашов, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments